(Продолжение цикла об артинских музыкантах, «АВ» №52 от 29.06.2018 г.)

У каждого руководителя ВИА артинских ДК осталась в памяти масса историй, заслуживающих отдельных публикаций, укладывающихся, на мой взгляд, в единую рубрику под названием «Из памятных событий». Историй забавных, суровых и даже криминальных, естественно, великое множество. Из которых лишь несколько предлагается вниманию читателей…

Первая любовь

Андрей Махов:

- Наше первое выступление школьного ансамбля в Артях было приурочено к вечеру встречи выпускников. Для репетиций был выделен кабинет английского языка. Репетиции стали событием для всех школьников - от зелёных первоклашек до вальяжных выпускников. Кто-то проявлял неподдельный интерес к происходящему, кто-то радовался за нас, кто-то завидовал: для большинства девчонок мы стали вдруг предметом пристального внимания! Мы умудрялись даже на переменках сбегать в выделенный нам кабинет и сыграть песню-другую. В коридоре образовывалась толпа народу, желавшего послушать электрогитары. На ближайших подоконниках сидели девчонки-старшеклассницы. И среди старшеклассниц была, конечно же, она: та, о которой тайно я вздыхал, не смея даже мечтать о том, что она когда-либо обратит на меня внимание…

Сам вечер встречи выпускников отыграли как в тумане. Но выложились по полной. Прекрасно отдаю себе отчёт в том, что звучало всё это более чем скромно по нынешним меркам, но наш напор и драйв были искренними. В самый разгар танцев кто-то отключил рубильник, аппаратура вырубилась. Лишь барабанщик Лёва Бодунов не растерялся, закатив лихое соло на барабанах, в процессе которого толпа визжала, свистела и неистовствовала к крайнему неудовольствию педагогического коллектива. Пока кто-то из учителей не прорвался к рубильнику и не восстановил подачу электроэнергии. Песня дозвучала до конца под оглушительный рёв поклонников. Музыкантов переполняла гордость, а она… она стояла у окна, глядя только на меня и ни на кого другого… Моё сердце готово было выскочить из груди и, хлопая крыльями, кувыркаться от восторга в звёздных небесах голубиными пируэтами! В тот вечер я проводил ее до дома...

Как фанера

над Парижем…

Надо ли объяснять, что такое «фанера» нынешним слушателям? «Фанера» - компьютерная, студийная фонограмма песни, не предполагающей живое исполнение номера на концерте, то есть выступление под магнитофон, как это было в восьмидесятых и девяностых, и под компьютер, как это практикуется сегодня. Сегодня «под фанеру» выступают 90 процентов поп-звезд. Стоит пояснить, что под поп-музыкой подразумеваются всего лишь исполнители популярной музыки. Самое забавное, что нам довелось внедрить «фанеру» еще в восьмидесятых годах прошлого века, буквально, в конце моей работы в заводском ДК. Дело в том, что руководителю эстрадных коллективов требовалось летней порой проводить три танцевальных вечера в неделю кровь из носа, невзирая на любые обстоятельства, независимо от болезней эстрадников, поскольку завод имел прибыль в спонсируемом Доме культуры от танцевальных вечеров. И прибыль приличную, учитывая сотни танцующих… Тут-то нам с Димоном Антипиным и пришла идея: работать под магнитофон.

Записываем танцевальную программу на маг. Остается лишь включать фонограмму. Народ не догоняет. Нас прет, пока Шурик Третьяков, ответственный за включение фонограмм, не роняет захованный от зрителей магнитофон с колен. Это был нонсенс, досадный прокол в нашей только что начавшейся фонограммной истории. Пою песню о телеграмме, а магнитофон со слетевшей катушкой выдает все медленнее: телеграмма, теле –грам –мма, тее-лее-грам-ммма… Остается удивляться, что большая часть танцующих так и не «догнала», что мы работали «под фанеру». В конце концов, Дима Антипин дивит народ вообще чужой шикарной аранжировкой, наложив свой голос на чужую песню «По тонкому льду». Апофеозом халтуры становится час, когда взамен заболевшего барабанщика за ударные садится известный всем артинцам паренек, далекий от музыки. Танцующие близ сцены с недоумением таращатся на Люсика, невпопад дубасящего по барабанам, хотя из динамиков звучит вполне достойная аранжировка. Впрочем, «фанерная» история продолжалось лишь с месяц. Близилась эра дискотек.

Помнится впечатление от первой залетной дискотеки в РДК, произведшей настоящий фурор в провинциальных сердцах артинцев: «С пламенным музыкальным приветом – Свердловский мединститут!» Доселе существовали лишь танцы под живую музыку, под магнитофон танцевали лишь в затрапезных, богом забытых деревенских клубах. И вдруг – потрясающая мощь забугорной аппаратуры, фейерверк из милицейских мигалок, цветомузыки, всполохов самолетных стробоскопов и зажигательный юмор, блестящие комментарии включаемых музкомпозиций. Молодежь в трансе: «Так вот какие вы – свердловские дискотеки!» Позднее эстафету достойных дискотек в Артях продолжил лишь Александр Шатохин, прекрасный знаток западной музыки и заводной, как сказали бы сегодня, ди-джей. После него артинские дискотеки, увы, не отличались от «колхозных»; ведущие ограничивались лишь включением очередной песни, с редкими «комментариями» типа: «Ета песня звучит для Василия Шутова!» или «Поздравля-яям с днем рожденья Илюху Овчинникова!».

Настоящие микрофоны!..

Владимир Рычагов:

- До 1983 года мы играли на допотопной музыкальной аппаратуре, мечтая о более приличной. Маразм в том, что в ту пору было постановление минкульта СССР, запрещающее приобретение музаппаратуры в других областях и республиках. В нашей Свердловской области достаточно примитивная музаппаратура производилась лишь в Качканаре.

Как-то на одном из областных семинаров мне дают адрес уфимского завода соседней Башкирии, где выпускался приличный «аппарат», комплектовавшийся настоящими эстрадными микрофонами – извечной мечтой артинских музыкантов. Я предлагаю А. Дмитриеву, председателю профкома завода, заинтересовать башкирский завод нашим не менее дефицитным товаром АМЗ – бытовой швейной иглой. (Информация к размышлению… В СССР швейная игла к бытовым швейным машинкам пользовалась безумным спросом: достаточно сказать, что десятикопеечная артинская игла вырастала в цене у фарцовщиков Украины до рублевки!) Анатолий Степанович уговаривается: я еду в Уфу всего лишь с тысячей игл самых ходовых размеров. И договариваюсь с поставкой нам двух комплектов звукоусиливающей аппаратуры «Гармония», имеющих два усилителя, четыре колонки и четыре микрофона. Как ни забавно, но эта маленькая игольная взятка подвигла бухгалтерию уфимского предприятия выделить нам аппаратуру вопреки финансовому законодательству державы. В то же время приобретаем две приличные импортные электрогитары. Позднее заводской ДК разжился и роскошной бас-гитарой, приобретенной у работавшего в столице Андрея Махова.

И кто б мог подумать…

Владимир Рычагов:

- К слову сказать, поездка за уфимской аппаратурой памятна для меня еще одним эпохальным событием: там мне довелось вживую лицезреть группу Ю. Шевчука «ДДТ». Но как лицезреть…

Буквально за полгода до вышеупомянутой поездки в ДК приходит директива от облуправления культуры с приглашением руководителей ансамблей на некие двухнедельные курсы повышения квалификации. С жестким резюме: «Руководители ВИА, не прошедшие аттестацию, не вправе будут работать в ДК». Завод оформляет командировку, еду… А курсы были просто восхитительны, хотя на них прибыли всего лишь 15 музыкантов. Преподаватель курсов Александр (ФИО не помню) лишь только перебрался из Москвы в Свердловск, будучи на короткой ноге в Престольной с самим А. Макаревичем и многими звездными музыкантами. И, помимо правовых лекций по авторскому праву (регистрации песен и стихов), каждый день нас знакомил с историей джаза, мировой и российской рок-музыки. Мы внимали ему, с пиететом прослушивая ежедневно десятки лучших композиций различных групп, с придыханием слушая его рассказы о столичном музыкальном истеблишменте. Тогда-то впервые услышал «провинциальную» уфимскую команду «ДДТ» с альбомом «Периферия». Группа всем пришлась по нраву. К слову сказать, мастер-класс на электрогитаре нам давал замечательный рок-гитарист, композитор Александр Пантыкин, ныне пишущий музыку для кино. Он же договорился с Вячеславом Бутусовым (основателем «Наутилуса») о посещении их репетиции группой гитаристов. На репетиции мы побывали, но, к сожалению, сам Бутусов в тот день отсутствовал.

И как я обнадежился возможностью послушать «ДДТ» вживую по приезду в столицу Башкирии. В тот вечер они играли в ресторане центральной городской гостиницы «Уфа». Увы, у кабака обнаружилась целая толпа страждущих попасть «унутрь». И даже моя взятка в 25 рублей стражу ресторана не возымела воздействия. (К примеру, входной билет в «Варьете» при свердловском ресторане ККЦ «Космос» стоил лишь три рубля.) И слушали мы концерт вожделенной толпою поклонников Юрия Шевчука, стоя у огромных ресторанных окон, благо, сцена была видна. Дождались конца работы ресторана, музыканты вышли на улицу. Тут-то, за перекуром, уфимцы брали автографы, а мне довелось пожать руку Шевчуку и выразить свое восхищение. Кто б мог подумать, что эта группа достигнет таких высот…

Записала Елена Рычагова