«Без Бога не до порога, без веры человек пропащий!»

«В семье росло трое детей»

В один из январских дней в преддверии Крещения, я приехала в Симинчи. Заснеженные улицы села, постепенно освобождаясь от утренних сумерек, светлели, и сквозь вальсирующую пелену снежинок проступала в голубом небе маковка церкви.

О, вид смиренный и родной!

Берёзы, избы по буграм.

И отражённый глубиной,

Как сон столетний, Божий храм.

(Н. Рубцов)

По словам симинчинцев, храм был воздвигнут ещё до революции в 1910 году. В советское время в здании была мастерская, где изготовляли оглобли, колёса для телег. В 90-е годы приход во имя Михаила Архангела восстановили. И с первого дня восстановления и по сей день трудится в нём Ф.С. Некрасова, получившая на свой восьмидесятилетний юбилей от Митрополита Екатеринбургского и Верхотурского за заслуги перед церковью медаль Великомученицы Екатерины II степени.

Вся жизнь Фаины Степановны неразрывно связана с верой. Родилась она в д. Казанаево в 1938 году. Родители трудились в колхозе «Авангард». В семье росло трое детей: Фаина, брат Аркадий, сестра Вера. Была в хозяйстве корова, но матери, Таисье Андреевне, пришлось обменять кормилицу на пшеницу. Жили голодно. По ночам мать пасла колхозных лошадей. Вспоминается, как перед её выходом из дома ребятишки цеплялись ей в подол и, плача, просили остаться.

Вдовые бабы объединялись и помогали друг дружке. Мама наварит кумышки, созовёт таких же одиночек и в лес. Напластают дров, а потом поют и пляшут.

Став постарше, Фаина пасла колхозных овец. Участвовала в прополке полей, издирая до крови руки осотом. Гребла на покосе. Собирала по осени колоски. А, чтобы справить какую-то одежонку да купить ткань с нитками, по всему лету дети собирали ягоды, грибы, лекарственные травы, а потом пешком бегали в Арти, через две горы, где всё это сдавали в заготпункт. Фаина ещё и нанималась к людям и огребала картошку, за что тоже давали копеечку.

- Лакомиться, - рассказывает Фаина Степановна, - ходили к дедушке и бабушке - они держали скотину. Сядем за стол, а запах из печи такой, что дух захватывает. Бабонька наворотит целый чугунище картошки с мясом, а потом каждому выкладывает в тарелку по дымящемуся куску.

Четырёхлетку Фаина закончила у себя в деревне. Учились в обычной избе - учеников то и было всего четыре человека. А седьмой класс закончила в соседней Поползухе. Там же, в школе, начала работать техничкой.

Большое влияние на Фаину оказала тётка Катерина (жена маминого брата). Она была верующим человеком. Читала Евангелие, жития святых. А её дочь Зоя была ровесницей Фаины. Девочки дружили и учились в одном классе. Вместе они изучили по святым книгам старославянский язык. Вместе ходили по большим праздникам в Пристанинский храм на службу. А подружки у сестёр были старообрядцами, и, пока девочки шли, весь путь спорили, чья вера лучше.

«Лишь бы жили хорошо»

Когда Фаине исполнилось 18 лет, приехали к ним сваты из Симинчей.

- Никто тогда не говорил о любви, - рассказывает женщина, - девок сватали и забирали в мужние семьи. Из нашей деревни в тот год взяли 16 невест. Своего мужа, Аркадия Васильевича, я до этого ни разу не видела. Да и что любовь, лишь бы жили хорошо! А жизнь пойдёт, коль уважительно относиться друг к другу.

Аркадий трудился трактористом, а позже перевёлся на МТФ слесарем. У супругов родилось пять сыновей: Александр, Василий, Владимир, Виталий, Вячеслав. Каждого ребёнка Фаина принимала, как благодать Божию, и за каждого неустанно молилась, особенно часто обращаясь в молитвах к Николаю Чудотворцу.

У матери была тесная избушка, поэтому брат Аркадий, женившись, переехал к своей жене в д. Поползуху. Таисья Андреевна, оставшись одна, начала сильно тосковать. Всякий раз она обращалась в молитвах к любимому святому - Николе Угоднику и просила, чтобы сын вернулся. Однажды она сидела на лавочке возле дома, и к ней подсел незнакомый седовласый дедушка с белой бородой. Посмотрел пристально ей в глаза и сказал: «У тебя в голбце сметана стоит, ты её не ешь. Сноха твоя хоть сметанку и принесла, да больно её жалела». Когда у матери прошло оцепенение, она поняла, кто с ней разговаривал. И появилось в ней желание не сына к себе тянуть, а налаживать добрые отношения с его семьёй.

Это видение матери произвело впечатление и на Фаину, которая также стала просить помощи у святого.

- Пока сыновья служили в армии, молилась за них, - говорит Фаина Степановна, - сколько с ними было историй, которые заканчивались благополучно. Без веры нельзя!

В Симинчах Фаина Степановна работала ночной нянечкой в яслях. Терпеливая, спокойная, ласковая, она справлялась с малышами, хотя многие, кто здесь работал, бросали ясли и уходили на ферму, говоря: «Коров хоть отхлещешь, а с детьми сладу нет». Но в какой-то момент её саму перевели на ферму. Тяжело здесь показалось Фаине - коров доили вручную. Но, видя, что вышла промашка - нянечка из неё лучше, чем доярка, вернули назад. Так всю жизнь Фаина Степановна и проработала в садике.

Некрасовы держали много скотины. Выращивали даже песцов, обрабатывали шкуры. Фаина Степановна смеётся: «Каждая сноха получила по шикарному воротнику».

«Вы терпите»

В 1985 году Фаине поставили страшный диагноз. Василий Аркадьевич, её сын, говорит:

- Отправили маму в больницу умирать, а она до сих пор живёт. И всё потому, что имеет сильнейшую веру в Бога. Она и нас воспитывала в вере, хоть и не заставляла молиться, но постоянно твердила: «Без Бога не до порога!» Учила нас и терпению: «Кричат на вас, а вы терпите, не пропускайте зло через себя, гасите его. В этом и есть христианская любовь. А людям отдавать только добро, сочувствие и помощь». Мама очень спокойный человек - её трудно довести, хотя все мы - парни, любили и попроказничать. Мама привнесла в нас понятие, что все совершают ошибки, без них нельзя. Но надо уметь их принимать и стремиться к исправлению.

В 42 года мама овдовела. Поднимала нас одна. Мы, глядя на её труды, и сами неустанно трудились. Помню, как всё лето собирали землянику. Наберём в первый день десятилитровое ведро - продадим. На вырученные деньги купим сахару. Потом опять соберём ведро - сварим варенье. И так каждый день. Варенья варили литров семьдесят на семью. Зимой намажешь душистой земляники на горбушку да с молоком - вот и сыт. Собирали мы и грибы. Мама их сушила в большом количестве. Она никогда не сидела без дела. До 77 лет держала козочку, сама ухаживала за ней, доила. А теперь держит куриц.

Детство вспоминаю с большой теплотой. Зимой излазаем по всем горам и холмам - всё выкатаем. Строили из снежных заносов пещеры, а как-то соорудили огромный танк. Придём домой ледяными сосульками - пальтишки звенят. Мама не ругается. Уроки уж глубоким вечером учили. Частенько мама подкладывала нам книжки: «Почитайте, как святые-то жили!»

К сожалению, два брата уже ушли от нас. Мама тяжело переживала утрату, но сердце её не очерствело. Она такая же добрая, ласковая, готовая прийти любому на помощь.

Слушая Василия Аркадьевича, понимаю, почему все женщины, выходящие из храма, когда я приехала на встречу с Фаиной Степановной, в один голос твердили: «Она у нас самая лучшая в селе, самая хорошая!»

В 90-е годы, когда началась работа по строительству храма, симинчинцам возродить приход очень помогли Елена Георгиевна Королёва (Пристань), Елена Ивановна Лукьянова (Манчаж). Фаина Степановна с большой благодарностью вспоминает всех, кто продвигал богоугодное дело. Приезжие батюшки всегда останавливались у неё в доме. А в храме она продавала книги, свечи, иконы и прочее. Получила она благословение и на уборку в алтаре.

История жизни скромной женщины, на первый взгляд, кажется простой, но для неё истина ясна: «Без Бога человек пропащий!»

Татьяна Костырева