Расколоть машину дров, прицепить к трактору культиватор,

сплясать на мосту - всё могла Валентина!

 

Старые ворота приветливо скрипнули, пропуская на заросший травой двор. Под навесом в прогретой солнцем земле купались куры, весело зарываясь в пыль. А на высоком крыльце, ведущем в сени, встречала меня пожилая седовласая хозяйка, в которой, несмотря на годы, проглядывалась стать когда-то сильной и уверенной в себе женщины.

Сегодня я в гостях у В.В. Мешавкиной (1940 г.р.), прославленной труженицы из Соколят. Валентина Васильевна не раз становилась ударником коммунистического труда, была участником ВДНХ СССР. Имеет знаки: «Мастер высокой культуры животноводства», «Победитель социалистического соревнования», «Ударник девятой пятилетки»; медали: «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», «60 лет Победы в Великой Отечественной войне 41-45 годов». Была она награждена и орденом Ленина.

А начну я рассказ с того, как Валентина, учась в Колчеданском сельхозучилище на тракториста-машиниста, приехала в родную деревню на практику. Наверное, многие из читателей удивятся: «Как так, девушка - и трактористка?» Вот и мама нашей героини, Анастасия Васильевна Федякова, категорично запретила дочери, окончившей восьмилетку, поступать в Красноуфимское СПТУ. И Валентине пришлось устроиться на хлебопекарню. Оттуда молоденьких работниц послали учиться на пекарей, да, к сожалению, а, может, к счастью, на момент их приезда приём уже закончился. Тогда Валентина начала работать в чайной и одновременно учиться в вечерней школе.

То время вспоминается с особой теплотой. Было их восемь подружек, и любили они одинаково наряжаться. В один вечер выйдут в белых платьицах с широкими воротниками в синюю полоску, на другой - в ситцевых кофточках, а на третий - цветастыми юбочками щегольнут.

Молодёжь в Соколятах собиралась на новом мосту: пели да плясали. Дробили по свежеструганным доскам так, что слышно было на другом конце деревни. Тут Валентина и невеститься начала - ухаживал за ней местный паренёк Виктор.

Когда проводила Витю в армию, заскучала - подружки вышли замуж. Поехала в Ревду, где устроилась в столовую мыть посуду, а оттуда и к мечте ближе: подалась учиться в Колчеганское сельхозучилище на отделение «Механизация сельского хозяйства». Была первой ученицей.

Я с удивлением рассматриваю диплом и читаю: «Политзанятия» (отлично), «Агрономия» (олично), «Чтение чертежей» (отлично), «Зерновые и спецкомбайны» (отлично), «Электрооборудование» (отлично)…

Вот так, сюрпризом, Валентина и прикатила в родной совхоз на практику. Мама обомлела от новости: дочка - трактористка! Во время уборочной страды Валентина села за штурвал комбайна. В напарниках у неё был Юрий, сын передового комбайнёра Ивана Озорнина, которого молодёжь обогнала по намолоту. За что Валентина получила хорошие деньги и купила себе пальто с шалевым воротником, тёплые ботинки да маме машину дров. Сама их расколола. Тут уж мама и смирилась – деньги-то хорошие!

Окончив училище, какое-то время работала механизатором в Челябинской области, а затем вернулась домой. Тут и Виктор отслужил - поженились. Валентина и мужа обучила тракторному делу. Медовый месяц прошёл в полях, правда, в разных кабинах: она - с утра, он - в ночь, потом наоборот.

Любовь к технике у Валентины Васильевны с детства, она вспоминает:

- С класса восьмого я начала работать на полях. Напросилась в помощницы к хлеборобу Ивану Озорнину на комбайн «Сталинец». Машина без кабины, площадка в две доски да штурвал. Моя задача была в копнителе солому укладывать. Копнитель трясёт, все бока у меня в синяках. Устанет дядька Иван, меня скличет, а я и радёхонька! Уж как я любила хлеба жать, баско так по золотой пшеничке шла самоходочка. Ездила я и на тракторах, пока трактористы обедали.

Пришлось и на зернотоке поработать. Наиграешься там с мешками, полными зерном, потом рук не поднять. Грузили по 12 конных повозок.

Вообще работать на колхозных полях я начала лет с десяти. Нас, школьников, по всему летечку в поля посылали. Пололи хлеба, издирая осотом руки. Как-то оставили нас без старшего, а чего мы, ребятишки, нам в лес охота - земляника там огнём горит. Ну, и побежали ягоды собирать да есть. Вечером бригадир приехал, видит, не прополота делянка, и грозно так приказывает: «Пока не прополете, домой не отпущу!» Вот до ночи и гнули спинушки.

На покосе волокуши возили. На спину лошади сами вспялиться не можем, так нас закидывали. А то на скирде стояли, сено топтали. Был случай, метали овёс. До обеда уж и зарод готов был. Приехал корреспондент, мы наверху красуемся, довольные. Только он уехал, зарод «пошёл» – овёс-то ходкий.

Бывало, привезёт конюх на поле воды для лошадей, выльет в колоду: они морду в воду, и мы рядом с ними пьём. Став старше, окучивали картошку, мечтая, чтобы во время уборки её побольше осталось в земле.

Помню, весной жаворонки в небе заливаются, ручьи бурлят, а мы по колено в грязи, картошку мёрзлую на поле ищем. Голодно жили!

Весны всё ждали, как спасения: пиканы пойдут, крапива молодая… Помнится мне, как маме на трудодни дали несколько горстей ржаной муки. Вот это был праздник! Мама испекла чёрных калачей, а я, прежде чем съесть, помчалась к подружке Нинке похвастаться богатством. Всё перед глазами картину вижу: сидит Нинка с распущенными волосами над печной заслонкой, а её мама вшей вычёсывает, те аж брякают о железо. Вшей-то навалом у всех водилось.

Было у меня всего одно ситцевое платье, не шибко разбогатеешь, когда тройку детей - меня да двоих братьев - мама одна поднимала - отец погиб на войне. Когда его провожали, он нёс меня на ладони. Я потом в школе ненавидела уроки немецкого языка, отказываясь учить язык, на котором говорили фашисты, убившие папу.

В школе я училась неплохо, увлекалась лыжами и имела награды за первые места. Тренировками служили пробежки из Соколят в Сажино, куда я таким способом добиралась до школы. Часто ездила на соревнования, правда, спортивные штаны приходилось занимать у подружек - своих не было.

Но вернёмся в зрелые годы, когда Валентина Васильевна, став матерью двоих детей - Игоря и Ольги, сначала перевелась в учётчики тракторной бригады, а потом в доярки на МТФ. Труд тоже не из лёгких. Ферма находилась за два километра от дома, доили вручную, дрова сами заготавливали, фляги с молоком сами загружали… Попривыкла, а потом и в передовики по надоям вышла, за что и получила орден.

На ферму гоняла на «Ковровеце», лихо въезжая по одной доске в корпус. Завидя лихачку, люди усмехались: «Витькина баба гоняет!» А она, благодаря мотоциклу, успевала не только на работу, но и за земляникой. Посадит ребятишек: одного перед собой, второго назад, и гонят в лес, наберут ведро, а то и два, да обратно.

Потом она окончила курсы вождения и получила права. Всех мужиков, с которыми обучалась, обошла, сдав сразу все экзамены. Купили «Жигули», и что бы не жить, да ушёл супруг из семьи.

Была Валентина на тот момент уже не молода, но плакать да биться головушкой о стену не стала - не в её характере.

Валентина Васильевна, проработав двадцать лет дояркой, перевелась в свинарки - свиноферма была поближе к дому. Первое время по привычке прибегала, как к первой дойке, к четырём утра, а в корпусе ни единого человека. Втянулась, и пошли хорошие привесы, которых давненько не было на свиноферме. А она иначе не могла - работала на совесть, не жалея времени, сил, здоровья.

На личном подворье тоже держала скотину: двух коров, двух подростков, овец, кур - всё успевала. Сейчас во дворе только куры, но огромный огород. Хозяйка с гордостью показывает мне зелёное поле картошки в облачках белых цветов, теплицу с подвязанными помидорами, грядки с морковью и луком…

Валентина Васильевна говорит, указывая на лавочку:

- Сядем вот здесь с соседкой, подружкой моей закадычной, Раисой Павловной (Марюхиной), смотрим на цветущую картошку и вспоминаем жизнь, то о детях поговорим, о внуках. У меня четверо внучат да два правнука. А то придёт ко мне Рая и заявит: «Ты видела, я у тебя напакостила - лук прополола!» Посмеёмся. Она - молодец, помогает мне, а у самой огородище не меньше. А цветов сколько насадит!

И захотелось мне обнять труженицу, такую же, как мою маму, не поддавшуюся перипетиям жизни и сумевшую быть счастливой.

Татьяна КОСТЫРЕВА