Сказка и быль её жизни переплелись

в красных, синих, зелёных нитях

В ПАМЯТЬ О ЛЕГЕНДЕ

Звонко и как-то игриво звучит название деревни - Андрейково! Видятся в нём избы деревянные, травы духмяные, мальчишки босоногие: Иваны, Николаи, Павлы… - все, словно патыром (богатырём) благословленные.

Недалеко от деревни в Богатырском логу есть пригорок, на котором местные жители водрузили огромный камень в память о легенде, передаваемой старожилами:

- Хороша была земля, богата лесом, ягодами, грибами, дичью. И на землю ту залежалую набрели два брата Андрей (Ондри) и Федосей. Начали строиться на левом берегу реки, обживать место. Да нагрянули башкиры, считающие себя хозяевами, потребовали с пришлых дань. Ондри-патыр собрал войско, вооружённое луками да стрелами, завязалась битва. В кровавой схватке победило войско Андрея. В честь богатыря и назвали деревню.

Так с 1690 года и идёт отсчёт лет со дня образования Андрейково. Историческая справка гласит: в 1875 году в деревне было 62 двора, где проживали 353 человека, а в 1904 году - 108 дворов. Земли всё же арендовались у башкир деревни Кызылбаевой с оплатой по одному пуду хлеба с домохозяйства.

В 1922-м году земельной комиссией проведено землеустройство. Вся пахотная земля и сенокосы были нарезаны крестьянам по числу едоков в хозяйстве. В 1923-м году Андрейково присоединяется к Манчажскому району в составе Большекарзинского сельского совета. В годы коллективизации в деревне организуется колхоз «Урал Марий». Во время Великой Отечественной войны из Андрейково было призвано на фронт более 130 человек, вернулось 60.

 

ТРАВУШКИ-ТО МЫ УЖ

ОТ ДУШИ ПОЕЛИ

В послевоенное время председателем колхоза был Михаил Аписаров. Работали три бригады рабочих, имелась контора, два конных двора, мельница, пожарная часть, ферма на 60 коров, овцеферма, птицеферма, пчельник (пасека) .

В 1962-м году колхоз становится отделением совхоза «Барабинский», а в 1966-м году передаётся в совхоз им. Свердлова.

В 60-80-е годы в Андрейково функционируют четыре корпуса МТФ, где содержится 200 голов КРС. Лучшими животноводами были Т.П. Луканина, А.Н. Ярышев, Э.В. Мишин, В.И. Ильин, В.И. Пазетов. Управляющими отделения работали И.А. Андриянов, Г.Н. Ильин, С.М. Николаев, С.И. Мезин. Многих из этих людей знала и Мария Яниева (1929 г.р.), поселившаяся в Андрейково в 1948-м году. Родилась Мария в Сарсах первых Красноуфимского района. Росла она в многодетной семье, состоящей из четырёх братьев и двух сестёр. Мама Макеч и папа Сайфулла были разнорабочими в колхозе «Чулпан». По зорюшке ясной выходили из дому, по сумеркам возвращались. Дети всё по хозяйству сами делали. В редкие минуты играли: обвяжут тряпицей щепку - вот и кукла.

Жили голодно, хоть и скотину держали. Мясо, молоко, шерсть, яйца - всё уходило на налоги. Хорошо, отец был охотником, спасались лесом.

- Помню, - рассказывает Мария, - придёт папа из лесу, сядет уставший на стул, а мешок с пиканами рядом поставит. Вот, мол, ребятки, и обед! Травушки-то мы уж от души поели. Перепробовали и дичи всякой: белок, зайцев, лис, птицу лесную… Всё нам полегче было, чем другим. А из заячьей шкурки мама шила нам шапки. Держал Сайфулла и ульи. Его отец был пчеловодом и жил безвылазно на колхозной пасеке. Он всегда говорил: «Ешьте больше мёду – выживете».

Работать на колхозных полях Мария Яниева начала ещё, учась в школе. Летом учеников отвозили далеко от деревни, там они пропалывали хлеба, а ночевали в доме, специально для них срубленном.

С пятнадцати лет устроилась работать поваром в столовую на ферме, потом перевелась в телятницы. Трудилась и дояркой.

 

НЕСМОТРЯ НА ТРУДНОСТИ, БЫЛО СЧАСТЬЕ!

Как исполнилось Марии 19 лет, вышла замуж за андрейковского парня Ивана, который в составе бригады лесозаготовщиков работал в Саргае и заезжал в Сарсы, где из трёх приглянувшихся девчонок выбрал её. Жить пришлось с родителями мужа, которого тут же и забрали в армию, а служили в то время три года. Родила первенца Николая. Устроилась на свиноферму свинаркой.

Как вернулся Иван, начали строить свой дом, благо был он превосходным плотником. Пошли один за другим детки: Роза, Вера, Олег, Лена, Альберт. Всю оравушку обиходить надо: накормить, одеть. Но, несмотря на трудности, было счастье!

В любви земля и небо

Высоки.

И детворой

Дома набиты туго,

Как зёрнами

Набиты колоски.

(М. Беляев)

Каждый ребёнок забирает себе частичку материнского сердца. Когда произошла в семье трагедия - погибла Лена, у Марии словно отняли часть её самой, так было горестно и страшно. Переживала она и за Розу, которая уезжала жить во Владикавказ, не спала ночей, пока Альберт служил в Афганистане. Так и прошла жизнь в заботе о каждом ребёнке. Зато теперь у неё 12 внуков и 18 правнуков!

Дочь Роза вспоминает:

- Детство у нас было хорошее. Мама добрая, спокойная, выросли мы в любви. Держали кроликов. Мы, дети, каждый день ходили в лес и рвали для них траву, носили огромными мешками. Мама работала дояркой, так помогали ей и на ферме. Она всю жизнь держала корову, только в том году убрала. Бывало, мы с ней вдвоём ходили пешком на покос, вручную выкашивали делянку. Заливали даже опалубку у бани - мужики-то все на работе. А ещё мама занимается цветоводством. У неё повсюду цветы: на подоконнике, в палисаднике, в огороде. Она всегда говорила: «Одна картошка в огороде, что за красота? Скучно без цветов!» Обижается, если я посажу какой-то новый цветок, а ей рассады не дам.

 

«ЖИВИ, МАМА,

ДО СТА ЛЕТ!»

Сейчас Мария живёт вместе с семьёй Альберта. Сноха, Лариса Ивановна, тоже с восхищением отзывается о свекрови:

- Удивительный человек, прекрасная мать, лучшая свекровь, очень трудолюбивая женщина! Ухаживает за курочками, растит бройлеров. Сама баню топит. Траву телятам косит. В том году с нами картошку копала. Не может сидеть без дела! Я так люблю её и только говорю: «Живи, мама, до ста лет!»

Любят Марию Яниеву и односельчане - мастерица она, рукодельница. Слава о ней, как вышивальщице, носительнице марийской культуры, преобразовывающей обычный материал в произведение искусства, идёт по всему району.

Меня всегда восхищал колорит марийской одежды, обилие вышитых узоров, цветовые сочетания. И я с интересом узнаю о технике вышивания и символике. Вышивку выполняют на холщовом, льняном полотне, без канвы или предварительно начерченного на ткани рисунка, по отсчёту нитей основы ткани. Орнамент состоит из прямых и ломаных линий. В его условных знаках фиксируются многие понятия о природе и реальной действительности. У женщин-мари нагрудная вышивка считается признаком зрелости, символом замужества и материнства. Такой знак оберегает здоровье женщины-матери, которая должна родить и выкормить детей.

На мужской рубахе существует несколько видов вышивки: «вокруг бороды», «на плечах», «знак зрелости мужчины», «сторож спины». Мужчина - продолжатель рода, поэтому было очень важно сохранить его здоровым и сильным. Вышивая такой орнамент, женщина желает уберечь мужчину от болезней, зла и порчи.

Вышивка является определяющей для каждой этнической группы, указывает на возрастную и социальную принадлежность ее владельца. Уже с шестилетнего возраста девочку начинают обучать искусству вышивания. К совершеннолетию она должна вышить себе комплект одежды и заниматься изготовлением свадебных принадлежностей невесты, готовить приданое.

Меня всегда поражало, что в каждой марийской семье хранятся народные костюмы, которыми они пользуются на национальных праздниках, в выступлениях художественных коллективов. Такое бережное отношение к памяти предков восхищает. Не зря изделия Марии пользуются большим спросом. Она до сих пор вышивает и шьёт платья. Всем своим внучкам сшила фартуки с элементами вышивки. С восхищением рассматриваю марийские платья, изготовленные Марией, и мне кажется, что сказка и быль переплелись в красных, зелёных, синих нитях. И вновь представляется мне образ крепкого богатыря Ондри с мечом в расшитой красной рубахе, стоящего на холме, где сейчас восстановлен камень, охраняющий родную деревню и марийский род.

Татьяна КОСТЫРЕВА