Авторизация




Читатель комментирует:
Афиша

ЦКД и НТ

29.06. Познавательная программа «Если хочешь быть здоров», 6+. Начало в 12.00. Цена - 70 руб.

01.07. РЭП-концерт «Второе дыхание», РЭП-группы АГО «Стремглав», «Ночная база», «Тени Урала», 12+. Начало в 20.00. Цена билета - 50 руб.

06.07. Детская игровая дискотека «Солнышко в руках», 6+. Начало в 20.00. Цена билета - 70 руб.


Кино

27.06 15:00, 28.06 13:00, 29.06 15:00, 30.06 10:00 М/ф «Головоломка», 6+.

27.06 10:00, 28.06 15:00, 29.06 19:00, 30.06 13:00 М/ф «Маленький принц», 6+

27.06 13:00, 28.06 10:00, 29.06 13:00 Х/ф «Опасные каникулы», 6+

27.06 19:00, 28.06 19:00, 29.06 10:00, 30.06 19:00 Х/ф «Видели ночь», 18+ 100 р.



Поделиться
Лента новостей




Клуб путешественников PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Administrator   
11.05.2017 10:49

alt

 Да здесь круче, чем в Сочи!

Юбилейный рубль, попавшийся под лопату в огороде, сделал возможным отдых на море

 Едем в Крым!

Одно слово – Крым - ласкает слух, порождая негу в истосковавшемся по морской стихии телу. Лет 30 назад бывал я в Судаке с семьей у родственников. А потом жизнь закрутилась так, что было не до «Сочей». Как «грит» незабвенная сваха Роза Сябитова: «Нам бы абы выжить как бы!..»

Наконец, этим летом мне с сыном выпало счастье попасть на море. Съездить удалось благодаря нежданной удаче: копаясь в огороде, нашел юбилейный рубль, пробили по интернету – монета редкая, стоимостью от 25 до 30 тысяч рублей. Реализовали за 25…

Сутки на сборы

Перспектива отдыха на пару с 9-летним сынишкой меня не пугала. Смущало лишь то, что полуфабрикаты (только добавь кипятка), которыми традиционно питаются в поездах, он никогда не пробовал. Но помогла смекалка! Еще дома я провел эксперименты с небольшим стеклянным термосом. Залитые кипятком, рожки, рис, гречка готовились в термосе замечательно. В поезде кипяток имеется. Добавить сливочного масла, подсолить, дополнить курочкой-гриль или краковской колбаской – и получаешь настоящее домашнее блюдо! Оставалось обзавестись термосумкой. В общем, соседи по плацкарту, ехавшие с детьми, искренне дивились моей придумке с термосом и термосумкой: питались мы почти домашними блюдами и нашим манчажским холодным молоком почти полторы суток.

Добирались до Крыма по «единому билету»: были оплачены оба пути (туда и обратно) со всеми пересадками.

Здравствуй, море!

Прибываем в Анапу, нам сразу объясняют, что на Керченскую паромную переправу повезут автобусом через час. Полтора часа на автобусе до порта Кавказ и… вот они, паромы! Гигантские чудовища, пожирающие через огромную, распахнутую пасть сорокатонные фуры, шеренги легковушек и мотоциклов. Удивительно, как капитанам удается с точностью до сантиметра «парковаться» к причалам. Он настолько высок, что с третьей палубы соседний сухогруз кажется игрушечным. Паром поражает внутренним интерьером: огромные шикарные кожаные диваны перед телевизорами и на смотровых площадках. Сын любуется проплывающими кораблями.

Пожилой сосед по дивану Николай интересуется, откуда мы прибыли. Узнав, что с Урала, оживляется: «Так ведь я – с Полевского! Живу в Крыму уже 30 лет...» Николай счастлив, что полуостров вернулся в Россию: украинская пенсия была мизерна: «Да, сейчас можно дожить достойно жизнь. И дети получают приличную зарплату. Спасибо Путину!»

На крымской стороне грузимся в автобусы: нам предстоит пилить еще часов пять до Судака. В Рыбачьем водитель предлагает всем отобедать в единственной дешевой столовой на пути. Заведение неприятное. И меню убогое. Пюре с котлеткой и рис с курочкой есть невозможно. Пришлось взять пару булочек и бутылочку лимонада. «Бог мой, что ж ты нас так встречаешь, долгожданный Крым!» Столовой, безусловно, повезло стоять на перепутье дорог в крупные города, и клиентов хватает. Но чтобы кормить народ подобной гадостью!.. Слава богу, подобных точек общепита за все дни отдыха нам более не встречалось.

Точка прибытия

Судакский вокзал – на окраине города. Как водится на юге, пассажиров встречают толпы теток, сдающих отдыхающим жилье, и таксисты. Парень подряжается подбросить нас до нужной пятиэтажки за 200 «рэ». Доехав до места, понимаю, что хватило бы и ста.

Перекусив с дороги, мы сразу решаем идти на набережную. Мне не терпится показать сынишке родные сердцу места. До моря - с километр. Уже темно: на юге темнеет в 8-9 вечера. И длинная набережная встречает нас гирляндами цветных огней и ресторанным шансоном, доносящимся со всех сторон. Я восторженно гляжу по сторонам, пытаясь узнать любимый провинциальный городок. И тогда здесь была масса ресторанов и баров. Но сегодня вся аллея забита еще и сверкающими магазинами, открытыми настежь торговыми палатками, торгующими до поздней ночи. И рестораны солидные, с интересными интерьерами и живым пением под качественную дорогую аппаратуру. Я завороженно впитываю в себя знакомую «кабацкую» атмосферу: легкомысленные дамы на отдыхе, услужливые официанты и терпкий запах крымских вин...

Не секрет, что с началом лета на «юга» подтягиваются музыканты и вокалисты со всей России. Особенно поразил один баритон с шикарной красотой тембра. А в ресторане лишь пара занятых столиков. Дослушав его песню, подхожу, жму руку, благодарю за талант. Солист, Александр из Питера, летом традиционно работает по южным кабакам.

…На месте бывшего захолустного кабака расположился шикарный ночной клуб с боулингом «Гурман». А далее – «Детский рай», как назвал его на следующий день мой сынок: парк детских аттракционов. У Ярослава загораются глаза.

- Сынок, сходим завтра! Аттракционы уже закрываются…

Сын едва сдерживает плач. А на выходе к набережной - вновь искушения. В воздухе машут крыльями светящиеся птицы, запущенные из рогатки, летают светящиеся вертолетики и квадрокоптеры, гоняют электрические и педальные детские машинки с горящими фарами. Тут и там грохочут салюты. На набережной журчит, переливаясь радужными огнями, небольшой цветомузыкальный фонтан.

- Папа, да здесь круче, чем в Сочи! – подытоживает милый сын.

Солнце, воздух

и вода…

Наутро, без сверкающих огней и музыки, все казалось прозаичнее. Но главное было – море. Судакские пляжи, в отличие от булыжных ялтинских и галечных сочинских, песочные. Поэтому мне нравится Судак.

Вставали в семь, полдевятого были на пляже, купаясь и загорая. После обеда шли в квартиру, обедали, отдыхали и – снова на море. А вечерами гуляли, дыша божественным крымским воздухом, посещая к безумной радости малыша пресловутый «Детский рай». Особенно его поразил виртуальный кинотеатр «7Д» с почти круглым стереоэкраном. Отпустил я в кинотеатр его одного, из экономии. Пришел озадаченный, рассказывает:

- Папа, фильм был страшный. Сначала мы летели рядом с самолетом. Потом оказались в самолете. Потерпели аварию в джунглях, а там – бегают огромные крысы, и мы чувствуем, как они шуршат и ползают по нашим ногам.

- Напугался? – волнуюсь я за сына.

- Да нет, папа, просто прикольно…

Прикольно …Нынешних малышей трудно чем-либо напугать после западных ужастиков и мультиков. Сложнее ответить на многие вопросы. На днях, к примеру, я был озадачен очередным: «Папа, у тебя какой сотовый в детстве был? Смартфон?..» Иметь в 60 лет 9-летнего сынишку – восхитительно и забавно!

О ценах

Естественно, на море все очень дорого: бутылка лимонада, самое дешевое мороженое – 50 рублей, чашка кофе, хот-дог – под 100 и более… Готовили мы в основном на квартире. На третий день я обнаружил, что ближайшая к пляжу столовая вполне недорогая: 45 рублей стоит приличный борщ, а гречка с курочкой - в пределах 110. Мы стали иногда здесь перекусывать. Хотя жили очень скромно. Ведь главное на юге – это море, загар и здоровье на целый год. По крайней мере, этой зимой еще ни разу не болели.

«Вы что, на море были? – удивляются артинцы, - богачи!» Боже мой, я еще в советские годы удивлялся, почему уральцы не ездят в тот же Крым? Тогда билет на самолет до Симферополя стоил 60–100 рублей. Сегодня авиабилеты дороги. Но на поезде, «дикарем» – это дешево и сегодня. Минувшим летом можно было снять закуток на двоих за 150 «рэ» с человека, готовить еду самим, благо, в магазинах все есть. Проезд на поезде, автобусах и паромах по единому билету (туда и обратно) встал нам с сыном в 20 тысяч, вместе с питанием. То есть, если не шиковать, можно было отдохнуть, уложившись тысяч в 30-35 даже на двоих взрослых.

Ни слова о политике?

Отправляясь на юг, я был не намерен ею интересоваться. Но жизнь преподносила встречи и разговоры с крымчанами. Если откровенно, отношение к переходу Крыма в Россию неоднозначное. Большинство, безусловно, просто счастливы, поскольку выросли пенсии, выросла зарплата, у некоторых – в два-три раза. Но как быть тем, кто до пенсии не «дорос», а работал неофициально? Пособие по безработице мизерное… Кто-то остался не у дел. Некоторых раздражает вынужденная разлука с родственниками, оставшимися на Украине. А кто-то и просто – из украинских националистов. (Тем не менее, нет желающих продать жилье и выехать на Украину: в Крыму-то живется легче…).

- Я знаю некоторых татар у нас в Крыму, которые вообще считают, что Крым должен принадлежать татарам, - доказывает мне на пляже украинец Сергей. – Националисты ведь не нацисты – это всего лишь представители народов, желающие, чтобы собственная народность в собственном государстве имела право говорить на своем языке и развивать собственную культуру.

Сергей достаточно спокойно и выдержанно выслушивает мои доводы о непричастности России к гражданской войне Украины. Однако под конец беседы:

- Но если бы Россия не поддерживала Новороссию своими конвоями, они, быть может, после первых потерь, оставшись без продовольствия, помирились бы с Киевом. Потому, что плохой мир лучше доброй ссоры! Ведь люди Донбасса и Славянска надеялись на то, что Россия возьмет их под свое крыло, как это случилось с Крымом. А после огромных кровавых потерь – примирение с Киевом невозможно!

Помолчав и смахнув непрошеную слезу, Сергей продолжает:

- У меня двоюродного брата призвали в украинскую армию – погиб под Славянском – он, что, тоже нацист?

Сергей мне рассказывает, что его брат не хотел воевать, имея жену и двух дочек. А погиб на третий день после выхода на передовую под Славянском.

Мои доводы ни в чем его не убеждают. Хотя к Порошенко он относится крайне отрицательно, как к человеку, отдавшему на заклание жизни украинцев, решая собственные политические амбиции. И это всем понятно. Только выхода из тупика еще нет. Очевидно, что эта гражданская война будет отдаваться в сердцах украинцев острой болью еще многие годы. А мне, меж тем, припомнилось прошлое.

Так нас и поссорят

Это было давно… В один из отпусков я решился съездить на курсы психологов, обещавших ознакомить слушателей с основами психоанализа Зигмунда Фрейда, который мне был интересен в ту пору. 12–дневные курсы проводились в украинских Черкассах. Россиян призвали быть осторожными, не ходить вечерами без нужды по городу. А мы ходили. И нас никто не бил. Столкнулся лишь однажды с националистками, когда Роман, мой сосед по номеру гостиницы, познакомился с тремя молодыми украинками из Америки и Канады, прибывшими пропагандировать «самостийну» Украину.

А вечером, по нашему приглашению, они заглянули на часок к нам в гостиницу. Тут-то я впервые и убедился, что здесь национализм существует, подпитываясь с Запада. Об этом, собственно, в тот год был опубликован мой очерк «Мы из Лос-Анджелеса» в районной газете. Заканчивался он пророческим подзаголовком «Так нас и поссорят». Что вскоре и свершилось… Причем, действительно, с подачи США, прилагавших еще в ту пору к самостийности Украины массу усилий. Как ни забавно – сам тому свидетель…

При Украине

Крым был брошен?

Вот с этим в полной мере, извините, нельзя согласиться. Это уж наша пропаганда. Судя по Судаку, Крым все-таки отстраивался и благоустраивался. В недалеком прошлом провинциальный городок, с населением в 15 тысяч человек, сегодня разросся: домашние мини-гостиницы, потрясающие новые отели, новые многоэтажки... И частный сектор выглядит более благоустроенным. И огромная набережная выстелена шикарными плитами.

А междугородные дороги, действительно, неважные. Да много ли в России качественных дорог?

Владимир Борисов

 
На Кипр за сердечками от Афродиты PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Татьяна Костырева   
24.11.2016 14:29

alt

Кипр носит титул острова любви и красоты, так почему бы мне, влюблённой в жизнь да и в собственного мужа, не посетить этот райский уголок. Сказано - сделано! И вот мы с Михаилом в самолёте, как всегда, я у иллюминатора, наслаждаюсь хлопковыми облаками, объятыми синевой и «чертежами» цветных многоугольников земной тверди.

Из международного аэропорта, находящегося в Ларнаке, мы отправляемся в древний город Пафос, где расположен наш отель. За полтора часа езды успеваю «просканировать» мелькающие пейзажи: горы, известняк, блёклая трава, жалкая растительность. Водитель, словно отгадав мои мысли, комментирует: «Кипр становится зелёным весной, кругом россыпи тюльпанов и других цветов, прилетают птицы. А солёное озеро превращается в розовое от фламинго, заселивших его». Кстати, на Кипре нет ни одного пресного водоёма. Вода собирается в водохранилище, благодаря дождям, которые продолжаются с октября по апрель.

Встречают нас стройные кипарисовые деревья. По одной из версий, благодаря именно им остров получил своё название. Хотя можно предположить, что и медь (купрум), добываемая на Кипре, сыграла свою роль.

Но вот мы в отеле. Место расположения нашего отеля оказалось удачным. Пафос – древний город, хранящий в себе исторические памятники, находящиеся в шаговой доступности. В 15-ти минутах ходьбы находится археологический парк Като Пафос. Здесь нас ждали четыре виллы - Диониса, Тесея, Орфея и Эона. Названия виллам были даны по именам героев греческой мифологии, изображённых на мозаиках. Кроме них в музее находятся древний амфитеатр (Одеон), Агора (форум) и руины замка Сорока колонн. Глядя на мозаики, испытываешь странное чувство, словно получаешь подтверждение реально существовавшим героям, о которых повествуют мифы. Вот самая древняя мозаика, датируемая IV веком до н.э., то есть ещё доримскими временами Кипра. Мозаика изображает Сциллу − женщину, собаку и рыбу в одном лице. Так её описал когда-то Гомер в своей «Одиссее». Тут же Нарцисс, влюблённый в себя; Тесей, готовившийся вступить в битву с Минотавром… Такой же восторг от соприкосновения с древностью вызовет Курион, древнегреческий город-государство, основанное в десятом веке до нашей эры, позже нами посещенное.

Совсем рядом с парком находится древний замок–крепость. С неё открывается красивый вид на город и набережную, где располагается гавань. Отсюда на маленьком кораблике мы совершили морскую прогулку, наблюдая за красотами подводного мира через застеклённое дно.

Со всех уголков Пафоса, даже с балкона нашей комнаты в отеле, виден маяк, построенный англичанами в 1888 году. Это один из пяти маяков Кипра, но самый известный из них. Гуляя по улицам города, можно то тут, то там наткнуться на древние раскопки: пещеры, каменные стены. Идя к морю, мы ежедневно проходили мимо знаменитых катакомб Святой Соломонии. Перед ними растёт старое фисташковое дерево, увешенное цветными лоскутками - это туристы просили Соломонию об исцелении от любых болезней.

Песчаных пляжей на побережье Пафоса практически нет. Берег скалистый, кругом камни. Но нам и тут повезло. Как-то сами собой привели нас ноги на участок побережья, где дно моря оказалось песчаным, а на берегу среди камней можно было найти не только маленьких пучеглазых крабиков, что водятся здесь в изобилии, но и местечко, чтобы позагорать. Лимассол известен своими карнавалами, винодельнями, а также жителями, славящимися своей тягой к развлечениям. Это современный город с многоэтажными зданиями и большим движением. Как оказалось, здесь проживает очень много русских. В городе мы посетили «Кипрскую землю» - уникальный проект, посвящённый средневековой истории Кипра. С помощью современных технологий мы увидели остров в миниатюре со всеми замками и монастырями, услышали рассказы о каждом из них. Тут же мы погуляли по парку развлечений, где наблюдали за сражающимися рыцарями, постреляли из лука. В районе старого порта прогулялись по узким улочкам, пообедав в уютном ресторанчике. Прежде всего, надо сказать, что на Кипре к еде относятся с большим уважением и восторгом. Мало есть здесь не принято, поэтому и порции в ресторанах большие и щедрые. Мне очень понравился гирос, похожий на шаурму. А ещё лепёшки из оливок. Для нас с мужем, больших любителей мяса, «мезе» и «сувлаки» были просто раем. Мезе – это ассорти из маленьких кусочков мяса: свинины, говядины, баранины и даже маленьких птичек. Сувлака – шашлык. На десерты подают цукаты в собственном сиропе из зеленых грецких орехов, арбузных, дынных или апельсиновых корок. Говорят побывать на Кипре и не попробовать «огненную воду» - зиванию (виноградную водку) просто преступление! Традиционно зивания должна быть 49 градусов. Лицензия на её изготовление принадлежит Киккоскому монастырю.

Киккос – самый главный и богатейший монастырь Кипра, находящийся в горах Троодоса, куда мы совершили экскурсионную поездку. Горный воздух с запахом хвои, потрясающие виды на долины с высоты две тысячи метров над уровнем моря потрясли. Незабываемы и мозаичные картины библейских сюжетов, расположенные по стенам монастыря. Главной же святыней является икона Святой Богородицы. В каждом монастыре, каждой церкви Кипра есть изображение граната, не только символа плодородия, но и образа дружной семьи христиан, объединённых верой. Маленькие и большие гранаты со встроенными в них иконками продаются в церковных и сувенирных лавках.

Пока экскурсионный автобус, управляемый женщиной-водителем, лавировал по серпантину горных дорог, гид рассказала нам о фауне Кипра. Животные Кипра не могут похвастаться разнообразием. На улицах городов просто огромное количество кошек – они везде, а вот собаки - редкое явление. Местной красой и гордостью является муфлон – дикий баран. Его именем называют таверны, отели, есть даже крупы и макароны, выпускаемые под его гордым именем.

Каждый клочок земли (если можно так назвать песчаную почву) занят под поля и террасы (каменистые площадки, вырубленные в горах) для виноградников. На полях произрастает рожь, пшеница, овёс. Кругом жёлтые тюки соломы, аккуратно обёрнутые в защитную плёнку. Удивила своей допотопностью сельскохозяйственная техника. Видимо, не в одной России крестьянину жить тяжело. Сфотографировала комбайн – покажу антиквариат в агрофирме. Апельсиновые, гранатовые, сливовые, оливковые рощи повсюду – красота. Мне не нравились оливки по вкусу, но киприоты любят их так, что невозможно не поменять свои пристрастия. Теперь я заядлый «оливкоед». Везде продают оливковое масло, мыло на его основе, косметику.

Знакомясь с Кипром, нельзя не посетить милые деревушки, скорее похожие на мини-городки. В деревне Героскипу мы посетили мастерскую гончара, продолжающего традиции античного ремесла, и семью, где нам продемонстрировали процесс изготовления рахат-лукума. Здесь же приложились к иконе Святой Параскевы, находящейся в пятикупольной церкви, построенной в девятом веке на месте античного храма богини Афродиты. В деревне Фити состоялось знакомство с фольклорным искусством в музее творчества, в котором демонстрировались предметы быта, традиционная одежда, и предоставлялась ткацкая продукция. В деревне Пано Лефкара, знаменитой своими изделиями из серебра и традиционной кипрской вышивкой, мы наслаждались живописными улочками. Деревушка Скарину порадовала осликами, которых здесь выращивают. Ослы объявлены неофициальным «символом Кипра». Когда-то каждый крестьянский двор имел осла, который служил идеальным транспортным средством для движения по пересечённой местности. Во всех лавочках продают ликёры, шоколад, косметические средства, изготовленные на основе ослиного молока.

Кипр - православная страна, нет воровства, как в Испании. Нет навязчивости со стороны местных мужчин, полное отсутствие «липкости», бесцеремонности и хамства, как во многих других южных странах. И в лавки никто не зазывает, что тоже сильно доставало в Египте и Турции. В прибрежных магазинчиках и на рынке не торгуются – выставлена фиксированная цена. Персонал очень вежлив и тактичен. Прекрасные современные торговые центры.

Делиться впечатлениями о Кипре можно бесконечно. Закончить хочу рассказом о том, ради чего и посетила страну. По пути из Лимассола в Пафос находится легендарное для Кипра место – Петра ту Ромиу или место рождения Афродиты. Согласно одной из легенд, Афродита появилась из пены, образовавшейся у берегов острова Кифера, но ветер принес эту пену к берегам Кипра, где и появилась сама богиня, поэтому иногда ее называют Киприда. А имя Афродита произошло от греческого «афрос» - пена. Это место считается местом паломничества всех влюбленных или ищущих любовь со всего мира. И с этим местом связано много ритуалов для привлечения любви и красоты. Например, оплыв три раза против часовой стрелки камень, носящий имя Афродиты, приобретёшь молодость, а загаданное таким образом желание обязательно сбудется. Именно на этом пляже, единственном на Кипре, можно найти камешки в виде сердечек. Обладателю камня гарантируется любовь, остающаяся с ним на всю жизнь. Туристы с азартом перерывают гальки на пляже и определяются счастливчики, нашедшие «сердечки». В их числе оказались и мы с мужем. Он нашёл большой и пузатый, действительно похожий на сердце камень, нам хватит его на двоих. А меня Афродита одарила четырьмя маленькими сердечками, которые обязательно я раздам нашим детям. Потому как более, чем себе, желаю моим детям самой настоящей и прекрасной любви, которая и есть то, ради чего мы все живём.

Татьяна Костырева

 
Осенние стихи PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Administrator   
03.11.2016 11:00

Улыбка поздней осени в окне.

Присутствие незримого участья.

Так тихо - только в этой тишине

Возможно счастье.


Горят над красной крышей тополя

Оранжевым, сиреневым и рыжим.

Задумчива угасшая земля –

Что слушает она сейчас? Что слышит?


Собрали листья в черные мешки

И увезли веселые таджики.

Прозрачны, обнаженны и легки

Деревьев лики.


На крышах тени синие от труб

Ломаются и падают на стены.

Как ветер беззастенчив, смел и груб,

Как солнечно мгновенны перемены.


На празднично окрашенной стене:

Где тень лежала – свет и тени веток…

Как много солнца, воздуха и света

Там, за окном. И тишины во мне.

Татьяна Кулешова

 

Листопад

Облетают последние листья

С грустных кленов и тихих берез.

Этот дар уходящего лета

Я собрал бы и милой принес.


Только знаю, с букета такого

У тебя затуманится взгляд.

За окошком в саду опустевшем

Потихоньку кружит листопад.

Лидия Мулыгина,

г. Санкт–Петербург

 
Печальные осенние поля PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
17.03.2016 10:31


Осенние поля... Что еще есть пронзительнее, просторнее, светлее и печальнее? Грусть ушедшего лета, радость снятого урожая, память прошлого, тоска уходящей жизни – все в тебе есть, печальное осеннее поле. Тянет откуда-то хлебным дымком; ныне солому уже не жгут (богатство!), но какой-то бедолага забрел в поля и в неприметной лощине запалил костерок, и горький дым хлебного поля лечит ему и мне душу.

День светл по-осеннему: без яркого солнца, без блеска и огня красок, воздух весь пропитан чудом осени — блекл, сероват, но ясен и чист. Oт пшеничной соломы под спиною идет живое тепло, в соломе мягко грызет свое мышка, блестят на стерне хрустальные паутинки... и тишина. Глухая, высокая тишина.

Я не застал крестьянского старого поля, когда все увалы были изрезаны межами на лоскутки и ленточки. Нынешнее совхозное поле (как и колхозное в пору моего детства) — десятки и даже сотни гектаров, даже у нас по предуральским холмам, хоть и не Казахстан, не Ставрополье, но мы на юге района, где холмы уже шире и отложе, есть поля и по полутысяче га.

А возле нас — как склон, так свой массив, обрамленный снизу опушкой лога, с дальних боков оставленными гривками мелкого леса, а верх... верх – через гору, через пухлый увал, и снова книзу до другого лога, повдоль первому. Такие вот у нас в Предуралье поля, украшенные черемуховыми логами и березовыми лоскутками. И живности там много — летающей и бегающей. Заяц и лиса, белка и барсук (очень редко), а еще дикие козы. Вдруг посчастливит, увидишь: стройны и быстры, легки, как ветерок.

В удивительном месте оказались мои родные Арти. Из Челябы-стороны продирается меж гор и лесов Уфа - на северо-запад до Красноуфимска, чтобы там повернуть на юго-запад и потечь в Башкирию. А тут еще лесная речушка наша — Артя... Так вот: этот угол в клину Уфы оказался по природно-климатическому характеру с особинкой - вклинилась сюда широким языком лесостепь, а за Уфою тайга, и в клинышке между Артею и Уфою тоже тайга, а в лесостепи раздолье полей, и на юге района, в огромном урочище Югуза и вовсе что-то башкирско-казахское: над полями жаркое марево полдня, лениво колышутся, как седые водоросли в тихом омуте, опущенные ветки ковыля, и полынка степная, жаворонок поет не так...

По-моему, вот эти две совершенно разные природные зоны — тайги и лесостепи — определили двойственность артинцев если не по характеру, то уж по привязанностям точно. И это же я отношу в полный рост и к себе. Что за сила тянет к полям? Какая-то нутряная, неизбывная, по-черному светлая, то есть столь иной раз в поле бывает на душе светло, чисто — до тихой и глухой, немой тяжести. Думаю, это наследственное, что ж еще?

Мой дед по матери Мигачев Степан Андреевич был коренным русским крестьянином; и отец его Андрей Иванович крестьянствовал на артинских наделах, и дед Иван... а там уж столь далеко уходят корни родословной по мигачевской линии, что ничего узнать не удалось, предположения лишь: приехал предок Мигач откуда-то из центральной России, и был он, несомненно, землепашцем; то ли безземелье вытолкнуло его в поход на Урал, то ли иная какая сила — бог весть, но мнится мне, что предки Мигача и в XVI веке, и еще ранее хлебопашествовали, да и чем еще в ту пору было заниматься простолюдину? Степан Андреевич нес в себе и хранил все истинно крестьянское: любовь к земле, недюжинное трудолюбие, а в житейском и духовном смысле упористо держался на двух китах — религиозной нравственности и крепко-нерушимой, как крепость, семье.

Земля и воля, труд и хлеб... Вот откуда у меня в крови трепет перед запахом, и тоскливыми просторами осеннего поля... сотни лет было это у тех, кто шел до меня... и от мамы нашей: Антониды Степановны Мигачевой, влилось в меня. Почему, все же, из всех сезонов самый щемящий для меня осенний?

Прекрасно спящее под снегами поле. Чудесен вид поля с зеленеющими всходами. Волнующе страстны заколосившиеся высокие хлеба, когда начнут буреть уже, когда легкий ветер бежит по ним волнами. Но убранное, пустое, тоскливое, пустынное поле…

Как-то в одну из осеней я забрел — без ружьишка — на поля бывшей деревни Поползухи. На последнем месте ее обитания, на южном склоне, можно было найти ленту закрапивленных ям от подполий. Вдалеке серел одинокий полуразрушенный домишко. Я перешел скудный ручей и стал подниматься в длинный косогор по Казанаевской дороге. В стороне на вершине увала приметил островок деревьев, одиноко прозрачный, беззащитный и тягостный.

Странная сила звала меня туда. И подниматься в увал было долго, шумела под ногами стерня. Я подходил все ближе, и щемило душу, в ней что-то тонко и тоскливо ныло. На вершине увала редкой грудкой стояли голенастые сосны с редким – лиственным - подростом; так как деревьев было мало, лесок прозрачно просматривался скрозь; дойдя, наконец, до неопаханного места, я хотел сразу же упасть в жухлую теплую траву отдохнуть, но привычка оглядеться на незнакомом месте взяла свое. Скоро я приметил в траве холмики, остатки деревянной загородки, потом чуть не встал на упавший полуистлевший крест. Это было кладбище. Вверху над вечно молодой хвоей парил в выси коршун, черным крестиком помечая голубую глубь. Стояла удивительная вечная тишина.

Здесь было завершение — и продление в вечности — чужих, ушедших во мрак жизней.

Кладбище, видимо, никем уже давно не посещалось, только в стороне была одна деревянная табличка; даты рождения и смерти, фамилию смыли дожди, но можно было различить имя - Дарья. И когда, пригревшись па теплом бугорке под сосною, смотрел я в небо, и мысли мои витали где-то, души спорхнули к земле, разместились вокруг меня и затихли, навевая на меня размышления о судьбе, о жизни и смерти...

И было любо им близ человека, и мне было странно и сладостно с ними, с теми, кто когда-то много работал, растил детей, радовался солнцу, лесу и полю, страдал и надеялся... Они видели эти сосны, может, в ту еще пору, когда они были как эта вот с поблескивающими иголочками.

Души, вероятно, общаются (не люблю я это новомодное слово) без языка, без слов. Они просто понимают одна другую, читают мысли. Ведь так бывает и в жизни людей, когда люди, как говорится, живут душа в душу. «Не надо слов...» и мне думалось, что заскорузлые крестьянские души, мужицкие и бабьи, жаждали моих мыслей о парах и навозе, о лошадиных хомутах и отскочивших от ржавого плуга ральниках, а еще о том — есть ли и дорог ли ноне керосин, привезут ли азигуловские купцы наряды; ситчику, приедет ли на Троицу симинчинский батюшка... А еще их вечные заботы — хвори ребячьи золотушные, мужицкие килы, бабьи немочи, трудные отелы, сгнившая поскотина, неурожайное лето, ждущие своего часа льняные пасмы в мешках на голубнице, редкие — со скудной слезой похороны изживших век стариков да погасших по жаре, истощившихся поносом ребятишек...

И по всей-то матушке Расее одно и то ж, и то ж... Одна у душ маета.

Хорошо мне было тут, мирно и тихо, в кругу стихших, припавших к моим думам незримых душ... может, и не слетелись они, но почему же: ведь они были — коли были в думах моих? «Не вы, но помысел о вас», — сказал молодой талантливейший поэт.

И если у поля, у земли есть тоже душа – переменчивое, но в то же время постоянное состояние, скажем, пробуждение, увядание, то мы можем говорить: как душа хлебороба живет в поле, так душа поля вмещена в душу крестьянскую.

Душа моряка живет морем, а душа моря плещется в душе моряка. Особая связь между человечьей душой и делом есть в искусстве и литературе. Отличительная черта здесь: авторство, то есть соединение имени человека с его произведением, более того — даже перемещение, внедрение души в творение.

Душа поэта живет - и остается — в его стихах. Вспомним гениальное пушкинское: «Нет, весь я не умру, душа в заветной лире мой прах переживет и тленья избежит...». Великие души остались в романах, симфониях, в архитектурных памятниках.

Но то — у избранных из избранных. Однако ведь и миллионы, каждый из нас, тоже не рыба, а существо одушевленное. И ход истории, ход времени, прерываемый то и дело войнами, залавливаемый злыми режимами и бедствиями, терзаемый, неумолимо должен привести к раскрепощению, к расцвету каждой души — хоть где-то в далеком незримом далеке.

...Душа крестьянская живет полем, а хлеба колосятся в ней...

Когда над осенними убранными полями стоит нежаркое солнце, на стерне, завораживая взгляд, поблескивают печально паутинки, откуда-то наносит горько сладостным дымком горящей соломы… Остановись, вздрогни, вспомни: вот на этом самом месте сотни раз был человек, упорно и тяжко идущий за плугом или разбрасывающий зерна, согнувшийся ли с серпом, трясущийся на подножке сеялки, крутящий штурвал комбайна или баранку грузовика, или просто стоял, как ты, и глядел на разлив поля, на косогоры, и думал он в то время, возможно, и не о хлебе вовсе, а или о детях своих малышках, или о ласковой жене, или об исхворавшейся матери, или о сыне-рекруте, или о тайной своей зазнобе - но все равно всему были истоки и опора тут...

Печальные осенние поля...

А. Власовочерки народной жизни «Старое ружье», 1996 г.

 
Февральская лития PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Татьяна Костырева   
18.02.2016 10:56

Февраль во мне всегда звучал стихами Пастернака. А нынче бьёт капелью и кругом мокрый снег. И даже метели, оттепелью гонимые, сырые и тяжёлые, как угрюмое небо, вываливающее их сквозь разорванные фиолетовые тучи. Под ногами то каша, то наледь. Осевшие сугробы темны и печальны.

По утрам ещё льдистые окна, но стоит рассвету коснуться стекла, как размытая тоска засквозит отражением тонких ветвей, вздрагивающих от сырости и продроглости. Ярко-синие тени деревьев растушеваны печалью…

Ещё не слышно сквозь тяжесть снега пробуждения подснежника. Ещё не весна. Но уже не сияют вымороженные звёзды, не разбиваются на мириады серебряных искр.

Вот-вот появятся наледи - паутинки в виде тончайших узоров, разбросанных на грязных снегах по обочинам дорог. Под ними задышит земля, согревая дыханием твердь, ещё не осознающую прелести пробуждения, но ожидающую его.

Уставшая белизна гаснет. Её поглощают пятна домов, ёлок, столбов, как-то вдруг громоздко возникших и расплывшихся чернильными мазками, словно крестами на погосте.

Всё подчинено концу. Скукожилось морозом вымощенное литьё. И сосульки взялись за канон прощальный. И в молитве их не то грусть, не то жизни вечной прошение.

А в несмело пробивающем воздух луче уже зиждется НАЧАЛО…

 
Завораживает жизнь PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Татьяна Дюбина   
18.02.2016 10:54

Откуда у меня любовь к ненастью?.. Может быть, с ранних лет, когда я, живя на окраине поселка Арти, с первого класса училась на Пристани. Гора между этими двумя населенными пунктами в 60-е годы прошлого века была незастроенной и продувалась насквозь пронзительным осенним ветром и обезумевшими зимними метелями. Вьюге подпевал сосновый бор, расположившийся вдоль дороги. Шаг за шагом преодолевая глубокий снег, я чувствовала себя романтической героиней сказки «Морозко».

И чем сильнее шли дожди ненастным летом, чем сердитее были раскаты грома, тем больше мне нравилось спать на веранде. Мне казалось, что свежее становилось на сердце, сильнее обострялись чувства: любви, тревоги, страдания.

Поэтическое восприятие жизни – величайший дар, доставшийся нам от поры детства. Однажды я поняла идею стихотворения М. Лермонтова:

Белеет парус одинокий

В тумане моря голубом.

Что ищет он в стране далекой?

Что кинул он в краю родном?

Играет волны – ветер свищет,

И мачта гнется и скрипит.

Увы! Он счастия не ищет,

И не от счастия бежит!

Под ним струя светлей лазури,

Над ним луч солнца золотой.

А он, мятежный, просит бури,

Как будто в бурях есть покой.

Те же самые чувства навевают мне картины артинского художника Татьяны Кулешовой.

Особенность этого художника - видеть все будто впервые, без груза привычки – присуща как детям, так и людям творческих профессий. Тогда каждая вещь или явление, будь то радуга или прошлогодний куст сухой травы на мартовском снегу, приобретает силу новизны, силу открытия. Художником, в том числе в широком смысле этого слова (поэтом, писателем), может быть только тот, который может что-то сказать людям новое, значительное и интересное, тот человек, который видит многое, чего другие не замечают.

Дело художника – рождать радость. Кулешова владеет этим даром непревзойденно. После погружения в ее творчество, замерев от счастья, долгое время не могу ни о чем говорить.

Вот тропинка вдоль высокой травы, ведущая в глухой лес. Да, я убегала по точно такой же, когда на мою голову обрушилась святая и грешная, очищающая душу, лечащая сердце любовь. «Художник пишет не то, что видит, а то, что будут видеть другие», - будто по этому поводу сказал французский поэт Поль Валери.

Есть в русском языке оригинальное слово о первых заморозках – «сентябрить». Почему-то больше оно связано у меня с лирической песней Софии Ротару «Засентябрило». Впереди еще «бабье лето» с его последним ярким, но холодным солнцем, густой синевой небес, с летучей паутиной, которую К. Паустовский назвал «пряжей Богородицы». Березовые рощи еще шиты золотым листом.

Потом приходит ненастье, дует северный ледяной ветер, бороздящий свинцовые воды, над землей нависают кромешные ночи, обложные дожди.

У Татьяны Кулешовой есть на эту тему картина «Осенний ветер». Последние листочки осины трепещут на безжалостном ветру. Гнется под его порывами молоденькая березка. Я думаю о деревьях, как о живых существах. Тем более, что из грозных туч вот-вот пойдет снег. Это моя любимая картина. Трудно объяснить, почему она мне нравится. Может быть, потому, что это произведение искусства отражает собственно жизнь. Ведь идеальный, «причесанный» мир мертв, он не развивается.

Из виртуального мира перейдем в мир реальный. Картина называется «Крыши. Небо. Огород». Гряда картошки, выкопанная наполовину, и на ней ботва и зонтики укропа. Теплички. Огород расположен у обычных домов с трубами и антеннами. И снова суровое, в тучах небо. Недаром кто-то из великих сказал: «Небо негодует на нас за грехи, а мир – за наши добродетели». Простота говорит сердцу сильнее и больше, чем, например, лакированная растительность тропиков или кипящее звездное небо.

Картина исполнена методом графики, поэтому называется «Черно-белое лето». Пейзаж, который каждый из нас когда-то видел. Уголок сада за верандой, куст, а возле него старая бочка с водой. Рядом дощечка, на которой стоит железная ванна. Кажется, не так давно мы полоскали в ней белье…

Патриархальная, милая сердцу картина «Мамины половики». Это изделие когда-то украшало каждый дом. И сейчас, я слышала, москвичи (в прошлом наши земляки) заказывают артинским рукодельницам кружки, связанные из полосок ткани крючком.

А «картинные» половики, скрепленные прищепками, сушатся на веревочке в саду под деревом до неба. Мы видим и другие «деревенские» детали: кусочек деревянного тротуара, лестницу, приставленную к сараю, клумбу простеньких цветов.

Точная подробность (половики) вызывает у нас представление об эпохе, когда живы были еще наши бабушки, качающие нас в зыбках; и дедушки, приезжающие с работы на лошади, запряженной в телегу. И тогда во дворе пахло дегтем…

А это «акварель». Лютики, которые мы вот так же - охапками - рвали на болотце в нашем сосновом лесу и ставили в стеклянную банку. Какая красота! А красота лечит.

Для женщин и детей цветы – живые существа, гости из мира, который взрослые и деловые люди замечают только мимоходом. Как тут не вспомнить детство, с которого, как уверены писатели, все и начинается: развитие души, отношение к миру, проверка своих деяний и желаний высшим судом, который дан человеку, - судом собственной совести. Нравственный кислород для человека не менее важен, чем природный.

Тоже акварель. Стожок сена в конце огорода, рядом отава и буйный куст «золотых шаров». А за изгородью из жердей вечнозеленый хвойный лес с фиолетовыми на закате солнца стволами. И никаких машин. Вся Россия тут. И прошлая, и настоящая, и будущая. Вся ее душа, поэзия. Запах, свет, настроение, дух – вот измерения творчества члена Союза художников России Татьяны Кулешовой. А еще праздник души.

 
Повесть о горе-злосчастье и людской доброте PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
10.12.2015 19:40


ДРАГОЦЕННОЕ ПИСЬМО

Мой отец Николай Павлович Шершнев родился в 1904 г. в семье крестьянина. В семье росло пятеро детей: три дочери и два сына. Отец был третьим ребенком. Родители умерли рано, и дети остались сиротами. Нелегкая доля выпала им.

Отец трудился работником у богатых людей. У него было всего два класса образования, но он был очень смышленым. Позднее вступил в РКП (б) и состоял в партии большевиков 50 лет. В 1923 г. женился. Жена Анна Николаевна тоже была сиротой.

 
Стихи Валентины Парамоновой PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
18.05.2012 11:46

цветы

«Весна и женщина похожи…»

Поэт, быть может, в чем-то прав.

Мы лед в душе растопим тоже,

Тепло последнее отдав.

 

Мы не боимся половодья

Весенних безрассудных вод,

Душа проснулась, как природа,

Как ручеек, любовь поет

 

Весенней птахой, птицей певчей,

Поверь,  не каждый разглядит

За той улыбкою беспечной,

Что водопад внутри бурлит.

 

Что дрожь волной идет по коже

И смыта каменная спесь,

Весна и женщина похожи…

Наверно, в этом что-то есть.


*****

Весна

Весна! Я раскрываю руки

И хочется весь мир обнять,

Весна, весна, весна в округе!

Мне очень  весело шагать

 

Сейчас по улице весенней,

Смотреть как сморщился сугроб

И, наслаждаясь птичьим пеньем,

Пьянящий  воздух пить взахлеб.

 

 
Весна - пора любви PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 4
ХудшийЛучший 
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
22.03.2012 10:09

весна

Алексей Сороколетовских, п. Арти

Поет гитара в краю лесном мои страдания,

И я страдаю у окна, все жду с тобой свидания,

Свела судьба, как будто по наитию,

Давно б нашел тебя,

Если б не все мои события!

Звенит гитара, и спать невмочь,

И знаю я, что в эту ночь

Душа твоя взволнована,

Дороже всех наград твоя улыбка ясная,

Пришла пора, пора любви прекрасная!


 


Алексей Сороколетовских, п. Арти

Я понял: надо успокоиться,

Обиды глупые забыть,

К своей любой судьбе подстроиться,

Любой свой жребий полюбить.

И не просит у Бога лишнего,

Ни благ, ни милости, ни льгот,

Лишь благодарить всевышнего

За каждый день, за каждый год,

За каждую крупицу знания,

За каждый светлый миг любви,

Ты не ропщи при испытаниях

И высший разум не гневи.

 

Алексей Сороколетовских, п. Арти

Понурившись, застыли фонари,

Как провинившиеся дети,

Давай с тобой поговорим,

Мой самый лучший человек на свете.

Снег за окном кружится в час ночной,

И твой приезд так долгожданен,

Мне было хорошо вдвоем с тобой,

И на плите шумел уютно чайник.

Мне хочется сказать, что я живу тобой,

Не радуют ни дни, ни снегопады,

Я, словно робот, день-деньской

Мечтаю быть с тобою рядом.

 


 
Ждем весну вместе с В. Парамоновой PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
02.02.2012 10:22

в ожидании весны

Валентина Парамонова

В ожидании весны

Какая звенящая радость

Вот в этих веточках голых:

Январь вот-вот закончился,

А они уже дышат весной!

Какая высокая смелость

У этого синего неба:

Оно все покрыто тучами,

Но оно уже дышит весной!

Какая безумная храбрость

У этого белого снега:

Он скоро совсем растает,

Но он уже дышит весной!

Смотрю я на веточки голые,

На синее небо за тучами,

На храбрый снег умирающий

И тоже дышу весной!

 
Стихи наших авторов о самом долгожданном празднике PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
29.12.2011 09:20

дракоша

Ефросинья Жукова,  с. Березовка

Зима

Зарумянились алые зори,

Солнце золото льет на поля.

Над Березовкой, будто в дозоре,

Величаво стоят тополя.

Над горою Дубовой все краше

Золотых облаков терема.

Щедро дарит Березовке нашей

Дорогое убранство зима.

Золотые дорожки, парчовые

По лугам расстелила зима.

Белоснежные, будто пуховые,

Нахлобучили шапки дома.

Снег сияет, горит самоцветами,

Словно звезды упали с небес.

А вдали под лучами рассветными,

Как на подиум, выступил лес.

Солнца лучики ввысь улетают,

Шелк небес золотят голубой.

Снова радуюсь утру,

Творца прославляю

И любуюсь уральской зимой.

А вокруг на бескрайних просторах

Так свежо, все кристально-бело.

Снег лежит по буграм, косогорам.

Будто вымыли утром село.

*******

Нина Обвинцева, с. Новый Златоуст

Спасибо  уходящему году

Ну, вот и все, куранты бьют двенадцать. 

Всего лишь миг ему осталось жить. 

И в этот миг, в былое уходящий, 

Ему хочу прощальный тост провозгласить:

«Спасибо, что Господь хранил

Всех наших близких,

Спасибо, что друзья не забывали нас, 

Спасибо за любимую работу,

Спасибо всем, я пью бокал за вас!»

Новогоднее пожелание

Хрустальный перезвон по всей стране - 

Так мы встречаем праздник новогодний

Шампанское, коньяк и «оливье». 

Ни грусти, ни печали нет сегодня. 

Год начинаем с чистого листа, 

Весь груз обид оставим за порогом, 

Любви пусть будет годом и добра, 

Поднимем же бокалы, с Новым годом!

********

Т. Мамедова, с. Сажино

С Новым годом!

Вяжут феи на небе снежинки,

Отпускают – и вот снегопад.

Нет в душе ни обиды, ни льдинки:

Восхищает снежинок парад.

Загадайте скорее желание,

Если верить, оно вас найдет!

Старый год, добрый год,

до свидания!

К нам с надеждой спешит Новый год

 
Стихи Валентины Парамоновой PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 3
ХудшийЛучший 
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
15.12.2011 09:33

провинция

Провинция

Далекая провинция,

Поселок мой Арти.

В тебя давно влюбилась я

И лучше не найти.

Здесь жили деды-прадеды,

Живет моя семья,

Мое здесь счастье найдено,

Здесь Родина моя.

Была я за границею,

Там мир совсем иной,

Но тихая провинция

Звала меня домой.

Не побоюсь быть выспренней,

Скажу вам, не тая:

«Живи, моя провинция-

Артинская земля!».


Хрупкое счастье

Ах, какое наше счастье хрупкое:

Ты держи его в ладонях бережно.

А не то оно разбитою скорлупкою

Навсегда уплывет к чужому берегу.

Ах, какая любовь у нас беззащитная:

Ты не рань ее словом нечаянно,

А не то она синей птицею

Вдруг вспорхнет и улети от отчаянья.

Ах, какая жизнь у нас короткая:

Ты ее на других не растрачивай,

А не то взмахнет она плеткою

И обернется для тебя мачехой.

Ах, какие сердца у нас звенящие

И друг к другу как два солнышка тянутся.

Ну, а если, это все настоящее,

Значит, мы с тобой всю жизнь не расстанемся.


 

 
Стихи и проза наших авторов PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
30.11.2011 09:16

Сильные слова. Какие они?

Одна моя добрая знакомая записывает цитаты, пословицы, поговорки. Причем, в блокноте на одной странице у нее выписка, а на другой своя мысль. Я приведу в пример несколько, кому понравится, на досуге тоже может записывать. Думаю, это и размышление, и полезное дело.

Зачем спрашивать: «Как дела?», если мы живем в одной стране.

- Больно, - сказало сердце,

- Забудешь, - успокоило время,

- Я буду возвращаться, - усмехнулась память.

Судьба бьет – не по плечу,

Я отчаянно скачу,

Как любимый

в детстве мячик:

Его бьют, а он не плачет.

Искры сыплются из глаз,

Много общего у нас.

Самый богатый на свете – ветер. Люди бросают на него слова, деньги, надежду, любовь.

Вся жизнь в борьбе: до обеда - с голодом, после обеда – со сном.

Знает рыбка жизни суть,

Но меняет часто путь.

Может быть крючок везде,

Хоть и жизнь ее в воде.

(Хозяйка блокнота по гороскопу Рыба)

Когда-то в детстве наше поколение собирало открытки, фото знаменитых киноартистов. Заводили песенники. Ну, а теперь вот записывают мудрые цитаты, думаю, это неплохо. И впереди еще есть светлое будущее?

Т. Мамедова, с. Сажино



Николай Меньшиков, г. Красноуфимск


Письмо из города

Из деревни семью Малевских

В городскую жизнь унесло.

Через год, удивив деревенских,

Получаем от них письмо.

Петр бы мог написать не хуже,

Но жена сказала: «Не лезь».

Про себя, про судьбу, про мужа

Описала она, как есть.

Пишет: «В городе роблю техничкой,

Рамы в окнах тру добела».

- Не имей, - подсказали, - привычки

Нос совать в чужие дела.

Объяснили толково, подробно, 

На вопросы как отвечать:

Мол, не знаю, техничкой роблю,

Не положено много знать.

Здесь другой совершенно порядок:

Суетится чего-то народ.

«Мой» здоровье свое ухайдакал – 

На работу никто не берет.

Может, он и не хочет вовсе?

Бродит все посреди камышей,

Ежедневно к обеду приносит

Страшноватых, колючих ершей.

Здесь и воздух намного хуже.

Из окошка тоскливый вид.

Если б не было рядом мужа,

Не с кем было б поговорить.

И бывает стыдно, неловко.

Бьет по сердцу один позыв:

В деревенской хочу конюховке

Почесать неуемный язык.

Тем и живы, и все бы ладно,

Но, видать, умру от тоски.

Не приехать ли нам обратно,

Дорогие мои земляки?»


Александр Сыропятов, п. Арти


Весною теплой соткана

Та давняя короткая

Моя к тебе любовь.

Черемух белых крошево,

Любовь была хорошею –

Из трав и из цветов.

Теперь уже не верится,

Что что-нибудь изменится -

Настолько я устал.

Все пристальнее

вглядываюсь

В весну я в ту и радуюсь,

Что это испытал.


Валентина Парамонова, п. Арти


Осень

Ну, а если тебе позвонит

вдруг знакомая женщина?

Ну, а если она среди ночи

тебе позвонит?

Ты ей скажешь тогда:

«Ничего же тебе не обещано»,

Ты ей скажешь тогда, что

жена твоя рядышком спит.

И ты скажешь в ответ ей, что

лето давно уже кончилось,

И, что осень холодная листья

бросает в лицо,

И, что в жизни не так, все

не так, как нам этого хочется,

И, что не был ты, нет перед

ней никогда подлецом,

Что слова ты шептал

ей горячие, пылкие искренне,

Что любил ты ее

всю от кончиков пальцев

до рыжих волос,

И, что не был тогда

перед ней ты ни жалким,

ни выспренним,

Только осень вот эту

холодную вместе прожить вам не довелось.


Мимо не пройдешь

Зима на Урале, как для нас, так и для всего живого, будто испытание. Все попрятались: кто в норки, кто в берлоги, а птицы заняли карнизы, под навесами прячутся. Холодно и голодно им зимой, особенно в лютые морозы, прошлые годы они кормились на складах, возле ферм, а сейчас все меньше шансов прокормиться. Вот и не слышно птичьих песен, да и в морозы редко мелких птичек увидишь. Только сороки трещат-сплетничают, да и вороны неугомонные каркают. А воробьишки в своих серых кафтанчиках и прочее пернатое хозяйство выживают, кто как может. Как говорят: «Что Бог пошлет». И посылает иногда Бог, а скорее всего, добрые люди. Жалеют люди коренных наших деревенских мужичков-воробьишек. Они никогда не покидают наши края, вместе с нами встречают и лютые морозы, и вьюги. Кого только не воспевают в песнях: кукушку, малиновку, а уж соловушка, ему особый почет. Он, конечно, почет заслужил. А воробышка нашего, серого забияку, везде-то его гонят. И назвали-то его: «вора-бей». Выходит, бить только его. А он, оказывается, еще и петь умеет. 
Мне нынче посчастливилось слышать пенье, а точнее, хор воробьиный. У нас на улице 1-го Мая целое воробьиное государство. Конечно, прилетают сюда и сойки, и синички. Это у дома Кукушкиных - Георгия и Тамары. Уж точно мимо не пройдешь. Там, наверное, около сотни воробьев на черемухах и березах. Такое щебетанье, что невольно остановишься: сколько их на ветках! Кто перышки чистит, а кто поважнее, наверное, вельможи, на толстых ветках качаются, вытягивают то лапку, то крылышко. А на самом верху, наверное, дирижер - так звонко чирикает и на такой торжественной ноте. Похоже, что вся воробьиная семья только что трапезничала, чувствуется это по веселому щебетанью. Вот если бы могли понять их птичий язык, наверное, услышали бы песню благодарности. Давно хозяева дома подкармливали озябших, голодных птичек. Вот и слетелись они со всей округи. Как говорят, голод не тетка. Если б все мы чаще смотрели вокруг, ближе были бы к природе. Кто-то, может, еще чем-нибудь помог птичкам или братьям нашим меньшим. Они перед нами тоже в долгу не останутся. Даже смотреть на эту зимнюю сказку одно удовольствие. Это приятнее наблюдать, чем на телевизионном экране . Живое общение с природой – этого зачастую не хватает нам самим, и детям, и внукам. И можно задуматься, почему слетаются птицы такой стаей. Наверное, невмоготу им зима и бескормица.

Е. Жукова, с. Березовка

 
Встреча PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
10.11.2011 09:53

девушка и парень

Падали крупные редкие снежинки. Они казались сказочными парашютиками, на которых спускалась синева ноябрьского вечера. В сельском деревянном клубе были танцы. Клуб был не только танцевальным залом, здесь же показывали фильмы, шли концерты. Потому стулья, которые стояли рядами, были на сей раз сдвинуты в сторону. Музыка заворожила Аллу, приехавшую погостить к родственникам. Она была очень стеснительна, и, тихонечко войдя в клуб, присела на стул так, чтобы не обращать на себя внимания. Но через некоторое время к ней подошел юноша, пригласив на танец. Получив вежливый отказ, присел рядом. Вечер обещал быть необыкновенным.

Алла была тургеневской девушкой, любила помечтать. А ноябрь был необычным месяцем. В ноябре она родилась. В блеске разноцветных огней и музыки она представила, что сидящий рядом с ней юноша сказочный принц. И, как в сказке, ровно в 12 часов подошла учительница и, показывая на часы, сказала, что ее кавалеру, так как он ученик 10 класса, давно пора домой.

- Но я с девушкой, - не то оправдываясь, не то храня надежду остаться, чтобы не потерять незнакомку, возразил юноша.

Классная дама смилостивилась:

- Ну, так забирай свою девушку, и погуляйте на улице.

Они шли, держась за руки. И снова падал снег. Молодость, казалось, будет вечной.

- Встретимся завтра? – спросил Владимир, наклонившись к Алле, он был выше ее.

И на миг Алле показалось, что глаза его сияют как звезды. Сердце ответно, помимо ее воли, встрепенулось, будто его пронзили. Неужели, стрела Амура? На следующий день она уехала.

… Прошло много-много лет. В новеньком сельском двухэтажном Доме культуры были танцы. Если бы она сейчас встретила того принца, то не узнала бы его. Да и он вряд ли бы ее узнал. Та встреча была подарком юности и осталась красивым воспоминанием. Я желаю всем встреч со старыми друзьями. Думаю, подобная история была в жизни каждого из нас.

Звонок из прошлой юности моей.

Едва я узнаю твой голос.

Ведь минуло немало лет и дней,

А я, как в поле одиноком колос.

Давно уж убран урожай.

Повырастали дети, внуки.

Хочу сказать: «Не приезжай.

Воспоминаний обжигают муки».

Дар речи обретаю, наконец.

Все хорошо, ведь ты нашелся.

Оставим в памяти мечты,

Я постарела, да и ты

Семьей давно уж обзавелся.

Тамара Мамедова, с. Сажино

 

 

 

 
Творчество наших читателей PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
25.10.2011 08:06

В. Парамонова

Новое имя

Валентина Петровна Парамонова - о себе.

Родилась в Башкирии 18 января 1953 года.

Звездочка в небе январском зажглась,

В ночь на Крещенье я родилась.

И сквозь морозный рисунок окна

На таинство это смотрела Луна.

Луна и сейчас –  моя покровительница,

Моя заступница и спасительница.

После окончания восьмилетней школы поступила в Красноуфимское педагогическое училище, которое закончила с «красным» дипломом. По распределению в 1972 году была направлена в село Поташка Артинского района пионерской вожатой и учителем математики. Поступила на заочное отделение математического факультета Свердловского пединститута, который успешно закончила в 1978 году. 39 лет проработала в школах района, из них 29 лет - в Артинском лицее, который стал моим вторым домом. Имею троих детей: два сына и дочь. Стихи писать начала во втором классе (если, конечно, это можно назвать стихами):


Муравьишки строят домик.

Домик маленький у них.

Не беда, ведь муравьишка

Тоже ростом не велик.

Или:

Зима. Белым-бело на улице.

Снежинки, словно курицы,

Порхают над домами,

Ребята-малолетки

Бегут домой с санями.

Когда начала работать в Поташке, познакомилась с Анатолием Александровичем Власовым. Он пригласил меня в литературную группу «Зеленый бор». Мои первые стихи напечатали в газете «Ленинский путь» (ныне «Артинские вести»). Так что с нашей газетой дружу уже 39 лет. Пишу о том, что Бог на душу положит, о чем болит душа или ликует сердце.


«Повесить бы такой ковер на стену»

Осень! У одних перед глазами серая, унылая картина: по небу плывут тяжелые свинцовые облака, из которых, словно из сита, сыплет моросящий, нудный, леденящий душу дождь; хлюпанье под ногами, пожухлая трава.

На улице осень, на улице серость,

На улице льют проливные дожди,

На улице холод, на улице сырость,

Уж больше хорошей погоды не жди.

А для меня осень, особенно бабье лето, представляется хлебосольной красавицей, которая, ступая по земле-матушке, щедро осыпает ее дарами природы. На полях и огородах поспевает всякая всячина. Выйдешь в сад, огород, и душа радуется от изобилия фруктов и овощей.

Начинается уборка картофеля. В селах соседские огороды друг от друга отделяет межник, узкая полоска травы, поэтому соседи перекликаются, переговариваются, у кого какая картошка уродилась, много ли картофелин в гнезде. Шум, смех, слышны даже частушки:

Уродилася картошка,

Знать, не будем голодать.

Уберем все в огородах,

Будем свадебки играть.

Вот над ними закружился галчонок, смотрит с любопытством: «А что же люди делают в огороде?» Это явно вчерашний гость, испробовавший подсолнечных семечек и сегодня прилетевший за добавкой. Я в шутку кричу ему:

Черный ворон, что ты вьешься

Над подсолнухом моим?

Ничего ты не получишь –

Сами семечки съедим.

Галчонок прокричал что-то с обидой и улетел, а через несколько минут он уже со своими собратьями весело кружил над другими огородами, высматривая те же подсолнухи.

Все, уборка закончена. В лес, на природу, полюбоваться на разнообразие осенних красок! Деревья и кустарники, как на показе мод, демонстрируют нам свои прекрасные разно-цветные наряды. Красота! Но вот подул легкий ветерок, и листочки, оторвавшись от ветки, танцуя, плавно опускаются на землю.

Природа ткет цветной ковер из листьев,

Листок к листку,  листок к листку.

Так хочется ступить - боюсь испортить

Такую красоту, такую красоту.

Повесить бы такой ковер на стену,

Листок к листку, листок к листку.

И любоваться зимними ночами

На красоту, на красоту.

И ждать весны, когда природа лес оденет,

Листок к листку, листок к листку.

И Господа молить, увидеть чтоб позволил

Такую красоту, такую красоту.

Н. Обвинцева, с. Новый Златоуст


 
Своим стихотворением "Старость меня дома не застанет" с Днем пожилых людей поздравит Тамара Мамедова PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
29.09.2011 09:53

бабушка

В ваш праздник, пожилые люди,

Мне вот что хочется сказать –

Года, конечно, не убудут,

Но оптимизма - не терять.

Ведь жизнь - прекрасна...

Осень в платье бальном,

И золотом шуршит ее наряд,

И вальс в душе осенний непечален,

Коль листья сердце веселят.

Кружатся радостно, вдруг ощутив свободу,

Смотрите, как торжественен полет,

Здоровья всем в любое время года,

И долголетья! Старость - подождет!!

 

 

 
«Откуда такая нежность?» PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 7
ХудшийЛучший 
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
13.09.2011 08:12

исполнение романса

Второй поэтический фестиваль «Мелодии души», организованный Управлением культуры и районной библиотекой, руководитель школы искусств Ирина Трубеева и ее заместитель Татьяна Шлевис открыли песней «Голубка» (стихи С. Болотина и Т. Сикорской, музыка С. Ирадье):

О, голубка моя,

Будь со мною, молю,

В этом синем

и пенном просторе,

В дальнем родном краю.

О, голубка моя,

Как тебя я люблю,

Как ловлю я за рокотом моря

Дальнюю песнь твою.

Где б ты не плавал,

Всюду к тебе, мой милый,

Я прилечу голубкой

Сизокрылой.

… А время перенесло меня лет на 15 назад, когда это неувядающее произведение за нашим семейным столом пела моя тетя Инна, закончившая консерваторию, и мое сердце, разбитое роковой любовью, разрывалось на части.

Только Богу известно, почему одна душа выбирает именно эту душу, что же это за сила – любовь? Тысячелетия воспевают ее поэты всего мира.

На исходе лета, в романтическом августе, не могли обойти вниманием эту тему и поэты Артинского городского округа, пригласившие в свою «Литературную гостиную» поэтов-соседей из г. Красноуфимска и Екатеринбурга.

С приветственным словом к участникам фестиваля обратились Ольга Голых – заместитель главы городского округа, Наталья Шатохина – начальник Управления культуры, Владимир Мантуров – член Союза писателей России, заместитель министра культуры Свердловской области; Андрей Расторгуев – член Союза писателей России, член редколлегии журнала «Урал».

Концертный зал детской школы искусств украшен живыми цветами. На столике ведущей праздника, методиста центральной библиотеки Светланы Викторовны Балашовой - символ поэзии, вдохновения, трепетных сердец – зажженная свеча и примета уральской осени, а также своеобразная эмблема любви - ветка горько-сладкой рябины. Портрет Чайковского на стене и рояль на сцене – атрибуты родственной поэзии музы - музыки – подчеркивают торжественность момента. Присутствовал здесь еще один вид искусства – живопись. Это уголки родной природы, запечатленные акварелью артинским поэтом Татьяной Кулешовой.

Поэзия любви останавливает миг счастья, поэтому мы снова и снова готовы слушать стихи-откровения, стихи-признания, воспевающие главное чувство на земле.

Одним из первых на сцену выходит Владимир Подгайный - руководитель литературного объединения красноуфимских поэтов «Жаворонок». Он привез «с собой» 10 человек.

Почтили нас своим вниманием екатеринбуржцы. Некоторые из них со звучными фамилиями: Алексей Ивунин, Ирина Острова, Владимир Токтарев.

Владимир Григорьевич Токтарев, кстати, наш земляк. Это уроженец д. Камаи, Артинского района, 1947 г. рождения, служил в армии, окончил четыре курса факультета журналистики УрГУ, работал на «Уралмаше». Поэт пишет о малой родине, о руках матери и деда, об уходящих из жизни друзьях, о встречах с женщинами. Год назад издал сборник стихов, послесловие к которому написал известный уральский поэт Н. Мережников. Вот одно из стихотворений Токтарева «на тему дня»:

Я боюсь твоей любви,

Твоих глаз боюсь,

Понапрасну не зови –

Не погонюсь.

Тебе только двадцать пять,

За полсотни мне…

Нам с тобой траву не мять

При луне.

Николай Павлович Меньшиков, хотя и живет в Красноуфимске, присылает свои стихи в редакцию нашей газеты, потому что родился также в маленькой деревеньке нашего района – Межовке. Хотя писать стал не так давно, у него уже есть поклонники. Когда он читал свои стихи «Иван да Марья», за спиной я слышала, как одна из женщин читала его стихи вместе с автором. Каждому поэту ведущая вручала Благодарность Управления культуры и памятную настольную медаль.

Как ведущая «Литературной страницы» я бы сказала, что наши поэты на прекрасной творческой высоте. «Волнуюсь, как на первом свидании», - сказал Михаил Анатольевич Заводов, прежде чем читать свои стихи. Прекрасно принимала публика участника Великой Отечественной войны Ивана Никифоровича Утева. А женщины-поэты (Марина Цветаева, чья строка вынесена в заголовок, не признавала слово «поэтесса») просто блистали. Татьяне Кулешовой и Татьяне Костыревой мужчины дарили свои сборники стихов и целовали руки. Апоэты художник Алефтина Васильевна Бодунова снова переложила стихи местных поэтов на музыку и пела их. На праздник она пришла в платье с экстравагантным воротником, смастеренным своими руками, и в который уже раз удивила публику отменным художественным вкусом.

Своя поэтическая звездочка зажглась в с. Новый Златоуст. Это Нина Михайловна Обвинцева.

Неправомерно говорить о поэзии вообще, не подкрепляя разговор стихами. Поэтому я хочу, чтобы вы вспомнили эти стихи Т. Кулешовой (на вечере она читала другие):

Время-лекарь мягкими подошвами

Топит боль в болоте суеты.

Все прохожие мне непригожие,

Потому что все они не ты.

И пускай другие встречи радуют.

И пускай в других ищу хорошее,

Только по привычке сердце падает,

Когда вижу на тебя похожего.

А за рояль села преподаватель школы искусств Валентина Бусыгина и порадовала нас классической музыкой. Кстати, это поклонница творчества Татьяны Костыревой.

- Мой автобус уже ушел, пойду домой пешком, - сказала, выходя читать свои стихи, Ольга Игоревна Федякова из с. Ст. Арти.

- Я сама себе завидую, оказавшись на этом празднике, - вторила ей Людмила Скворцова, библиотекарь из с. Сажино, которая читала стихи Тамары Мамедовой.

Тамара Геннадьевна, к сожалению, не смогла приехать на праздник. Но, пользуясь случаем, хочу представить читателям ее новые стихи «Август»:

Звездопад и август так неразделимы.

Всполохи зарниц, и молодые мы.

Было все тогда преодолимо,

И сердца любви были полны.

Душу опалил вдруг первый иней.

Даже астры – те поникли головой.

А казалось, столько было схожих линий,

Не заметила я, видно, роковой.

Но что такое вершина мастерства, все поняли, когда вышел читать свои стихи профессиональный поэт Андрей Расторгуев. Свой сборник стихов он подарил районной библиотеке.

…И в унисон времени года стихи Т. Костыревой «Неизбежность»:

Пахнет флоксами дождь

Сквозь печаль ароматы.

Кислой ягоды горсть,

И не мы виноваты

В том, что осень пришла,

И закончилось лето.

Видно, кто-то со зла

Напророчил все это:

Шелест жухлой листвы,

Посеревшие дали…

Может, что-то и вы

В книге судеб искали.

Но ищи – не ищи…

Приходя, все уходит.

И ропщи - не ропщи:

Осень грустная бродит.

 
Стихи наших поэтов PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
23.08.2011 09:16

О родине грущу

Валентин Алексеевич Власов родился в д. Юва в 1945 г., родители (родом из Артей) были в Юве на трудовом фронте, вернулись на родину. В 1974 г. переехала семья в Екатеринбург. Валентин Алексеевич работал на ВИЗе термистом печей высоко-температурного обжига. Писать начал давно, несколько раз его стихи публиковались в газете «Ленинский путь».

Валентин Власов, г. Екатеринбург

Речка Артя

Как из волшебной сказки,

Как из небытия,

Течет меж гор уральских

Искристая Артя.

На берегах высоких

Красавицы реки

Раскинулся поселок

С названием Арти.

Жильцы Артей – артинцы -

С прадедовских времен,

Как истые артисты,

Талантливы во всем.

И рыбицу живую

К обеду принесут,

И иглы наштампуют,

И выкуют косу…

Притихла у плотины

Игривая вода,

И трубы заводские

Глядятся в гладь пруда.

Шумят цеха живые

Десятками станков,

Стучат сердца стальные

Кузнечных молотов.

Прадедовский поселок

Годам теряет счет,

А реченька веселая

Течет, течет, течет.

 

 

Николай Меньшиков, г. Красноуфимск

Тоска

Живу у железной дороги,

Гремят поезда под окном.

Жду, что еще немного

Въедут с вагонами в дом.

Сплю по ночам – не слышу

Рельсов тревожный стон.

Но заскребутся мыши –

Вмиг пропадает сон.

Только к подушке ухом

Вновь тяжело прилип,

Слышу и сном, и духом

Деревенской телеги скрип.

Стук молотка по металлу –

Отбивает кто-то косу.

Голос далекий, усталый

Тихо плывет в лесу.

И растворились тревоги

В дреме под стук колес,

Словно к железной дороге

Юность свою перенес.

 

Нина Обвинцева, с. Н. Златоуст

Бабье лето

Разноцветье, разнотравье,

Разнолистье – красота!

Бабье лето – дни надежды,

А на сердце пустота.

Все обыденно и скучно,

Что-то милый стал хандрить:

Перестал дарить букеты,

Слов красивых говорить.

Может, стала некрасивой,

Разонравилась ему.

Может, где-то лучше встретил.

Что случилось – не пойму.

Довелось вчера случайно

Его шепот уловить:

Господа молил усердно

Жизнь совместную продлить.

 

Александр Сыропятов, п. Арти

Вторая молодость

Тоскую я по стройкам

комсомольским,

И по ребятам голосистым,

Как странно мир устроен:

больно,

Что не вернут былого листья.

Зеленые листочки

распустились,

И над крылечком

«Здравствуй» говорят,

Неужто мы отжили, отлюбили?

А как сердца еще горят!

 

О поэзии

Хоть сколь пиши – в душе осадок,

Все не по нраву, все не так.

Вот строчки ты привел в порядок -

Исчезла музыка в стихах.

Погнался ты за рифмой звонкой,

Чуточек мысли отпустил,

Поэзия, как та девчонка,

Которой нет, а полюбил…

 
Сенокос PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 22
ХудшийЛучший 
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
27.07.2011 14:33

сенокос

Густая тёмно-зелёная листва берёзовых рощиц, оберегающих лиловые островки кипрея среди спелой июльской травы. Россыпи белых брызг ромашек вдоль пыльных просёлочных дорог. И щемящая тоска - то ли от быстротечности времени, то ли от прожитого в извечном труде, то ли от некой невозвратности себя той, матери той, жизни той, то ли от острого ощущения сопричастности с этой дорогой, берёзами, полями, лугами.

-Устала, Танюшка? - спросит мама, уже не молодая, но крепкая баба, несущая на плече грабли с вилами.

- Ничего, - ответишь небрежно, скрывая тягостное чувство, даже не усталости, скорее, страха перед махиною покоса, уже наступающей в этой бесконечной дороге, петляющей средь полей и рощ.

Покос наш находится в глуши лесов за семь километров от села. “Безлошадным”, нам приходилось не раз добираться туда пешком. Босыми ногами ныряешь в мягкую, прогретую солнцем ласкающую пыль полевой дороги. Тут же из неё разлетаются крошками небесными маленькие голубые бабочки, провожающие и с любопытством облетающие, словно обследующие тебя. Пахнет ягодой, которой немало по кромке леса, и за которой мне лень нагибаться, чувствуя, что ещё надсадишь спину. Всё вокруг живо и шумно. Стрекочут кузнечики. Чем ближе к покосу, тем гуще воздух, пропитанный ароматом свежескошенной травы, перемешенный с настоем благоухающих лабазника, зверобоя, донника, малины, шиповника, да и всего великолепия кладовой леса.

Малышкой меня уже брали на покос, боясь оставлять без присмотра. Матушка с отчимом скашивали два-три гектара, так, что до ночи бывали на поле. Шумно, широко шли литовки. Вжик-вжик… До сих пор слышу сочные звуки травы, рвущейся о косу, ложащейся ровными рядами. Смотришь на косцов, и кажется, что работа им в удовольствие. Легко идут по лугу, размахивая косовищем. “Раззудись, плечо, размахнись, рука”. А то остановятся, достанут из-за пазух бруски и зазвенят по металлу.

Ожидая взрослых, занырнёшь в тень деревьев, а там ковром ландыши. Нарвёшь букетик - и к Берёзе. Берёза та особая - мощная в свисающей кроне, но раздвоенная, одним стволом почти ползущая по земле. На нём я и вздремнуть успевала, и помечтать. У этой Берёзы и обедали всегда. Придут уставшие родители к Берёзе, а у меня и стол накрыт: кувшин с молоком, картошка, огурчики свежие, яйца и букетик мой - капелька нежности детской души. В ягодные годы всегда успевала к обеду и корзиночку земляники набрать.

Взрослые сядут на траву, снимут платки с голов. Сано (так матушка звала отчима) тоже любил платки, обвяжет голову на татарский манер (квадратом, а два конца на шее узлом), и ни одна “сволочь” не прокусит, да и сено на шею не попадёт. Оботрут ими же пот с лица и уж с шуткой да прибауткой за еду. Любила я смотреть, как вкусно и шумно ел Сано. Ломоть ржаного хлеба, густо посыпанный солью, с брусочком сала вприкуску со свежей ещё молочной головкой репчатого лука. Мама же больше пила круто заваренный сладкий чай: “Чай не пьёшь - какая сила?”. Пообедав, взваливались на траву, замирали на минут десять, прикрыв лица теми же платками, успевая то ли вздремнуть, то ли что обдумать и, не давая телу раскиснуть, поднимались. Освежали себя молоком с земляникой. Вот уж чего не бывает вкусней!

Берёза помнит множество былей и небылей, передаваемых из покоса в покос. Разные люди бывали у нас на помочах. Не стало уж и Саны, а жил он в памяти рассказом об осах. Раз, обкашивая кусты литовкой, разворошил осиное гнездо. А был он в стареньком линялом трико с огромной дырищей в серёдыше. “А, чтоб продувало”, - смеялся Сано. Но тут стало не до смеху, когда обеспокоенные осы, всем шумным роем бросились именно в интимное место. Девственность леса огласилась мужицким рёвом. А любитель продуваний с выпученными глазами носился вокруг кустов, матеря покос и весь белый свет вместе с ним.

Сано был ходок в работе. Копнил, так любо глядеть было. Накатаю, бывало, приличный валок, а он подхватит легко и идёт не согнувшись. Да и матушка мастерица. Валы у неё выходили высокие, ровнёхонькие - ядрёные. Очешут такую красавицу, и глаз не оторвёшь. Никто лучше её не раскладывал и воза. Казалось, такую махину сена возить, не перевозить с поля. А она в одну тракторную телегу столько уложит, да намнёт, что закружится голова, если посмотреть с него вниз. Обычно меня забрасывали наверх в помощь маме. Она умело распределяет между палками (срубленные, небольшие стволы молодых деревьев, расставленные по телеге) пласты, а я их топчу. Ноги гудят, всё вокруг колется, царапает, но хуже того, палящее солнце, обжигающее, удушливое в пыли и терпкости сена. Пот застилает глаза. Мгновение ветерка облегчением. И рыбиной стараешься ухватить глоток свежего спасительного воздуха. Зато какой гордостью, качающаяся махина сена, плывущая по улицам. «Не стыдно перед людями-то ехать”.

Рано научили меня и скидывать сено с воза. Телегу к сеновалу близко не спятить, ограда узкая, приходилось сено таскать. Изорвала руки в кровавые мозоли, пока не поняла, что сено нужно скидывать всё теми же пластами, которыми грузили, а не тянуть из-под них.

Но тяжелее всего мне давалась работа в духоте сарая, когда бросят пласт с лошадиный воз, а ты его тащи в определённое место, забивая дыры, да топчи. Тесно, пыльно. Не успеваешь орудовать вилами: заваливают. Размажешь от усталости невольные слёзы, разозлишься, вилы бросишь, и давай таскать сено руками. Вроде ловчее выходит. После в баньке выпаришься и оживёшь, заулыбаешься.

А вот мамины ночные стоны больнее больного. Всегда поражалась дюжему терпению её и силе. По молодости с покоса, перевернув не одну тонну сена, уходила пешком на дойку (работала дояркой). Бывало, и одна-одинёшенька пласталась. Вырубала баганы, навешивала на них полусырое сено. В сезон дождей сено «на вилах сушили”.

Гребёшь. Поднятыми валками красуется поле. Богатые валки, тяжёлые, светло-зелёные. “Сено, хоть сам ешь”. И вдруг, где-то противно запищит птица: “Пить, пить, пить”. На бирюзе неба серыми, мутными пятнами зловещая прохлада, спускающаяся в листву берёз, враз зашумевших. Загремит. Забегаешь, забыв об усталости. Сгребаешь сено в кучки, шепча: “Господи, сжалься, помоги. Травушка ты, милая, да как же успеть-то». Матушка начинает копнить, бежит с огромным пластом. Начинает дуть ветер, словно в насмешку, всклочивая скатанные кучи. Кропит дождь. Бросаю грабли и ношу сено, стараясь хоть что-то успеть спасти. Маломальская копёшка готова. Ливень. И с его струями слёзы бессилия.

Раскидаешь промокшие валки, потом опять сгребаешь. Были годы, когда вороченное-перевороченное, почерневшее до гнили сено таскали в лес. Сеногной. Как-то приехали на поле, полил дождь. Не солоно хлебавши пришлось возвращаться. Грузовик, с трудом ползущий по размытой полевой дороге, петляющей средь полей с пшеницей, резко затормозил. Мы в кузове высунулись из-под клеёнки и замерли от удивления. По полю мерно и с достоинством бежали огромный лось, лосиха и лосёнок. Смирившись с непогодой, забыв на минуту о горе горьком, оживились восхищением. Такой красоты я уж больше не видала.

В последнее время на покос добираемся на машинах. Мелькают всё те же картинки: кипрей, берёзы, поля. И всё так же возвращает память в детство, когда на гремящей телеге, отбивая себе всё, что можно отбить, едешь. Весело. Стараясь перекричать грохочущие, подпрыгивающие на телеге грабли, просишь остановить лошадку у горохового поля. Рвёшь кудрявые охапки гороха. Навалишь на телегу и шелушишь стручки, радуясь сочности горошин. Лошадка, почуяв послабление, вышагивает, не торопясь, размахивая пышным, жёстким хвостом, отгоняя оводов. Эти твари беспощадно заедали на покосе. Пока гребли сено, привязанная лошадь, порядком измученная, начинала ржать и кататься по траве. Несколько спасало движение, когда её впрягали в конные грабли, сгребающие валки в кучи. Но и тут держись, возница, бывало, и понесёт от укуса. Часто на лошадке возили и волокуши. Как-то отправили меня, девчонку, вперёд домой на лошади. Еду и вроде интересно даже, вожжи в руках, Карько послушно бежит. И вдруг встал. Развязались подбрюшник и чресседельник, что крепятся к седёлку и оглоблям. Чего-то намотала, доехала.

Нынче как-то по-особому прошла сенокосная пора, то ли с возрастом настоялись чувства и более яркими красками вспыхнули в душе, заставив глубже прожить в эмоциях, коими одарила встреча с родными полянами. Круглая поляна на пригорке, всегда богатая травами, прожаренная солнцем, продуваемая ветром и быстро сохнущая. Большая поляна тяжела в работе. Гребёшь - гребёшь - ни конца, ни края. “Долгая, будь она проклята,” - частенько говаривала мама. Но в голосе слышалось всегда больше любви. Так, ругая дитё, мать принимает его таким, каков он есть, и любит.

Только въехали на большую поляну, только показалась Берёза, у меня полились слёзы: “Здравствуй, родненькая полянушка. Слава Богу, мы живы, снова приехали”. И матушка моя, уже сгорбленная, маленькая такая, но всё в той же крестьянской силе, которую не отнимешь, пока жива душа. Всё тот же ситец платка и извечное: “Господи, благослови и помоги”. И вот тут понимаешь истинный смысл строк Солоухина: “Что же такое таится в ней, в извечной работе земледельца, что и самая тяжёлая она, и не самая-самая благодарная, но вот привораживает к себе человека так, что, и на ладан дыша, берёт он ту самую косу, которой кашивал в молодости, и идёт, и косит, да ещё и плачет от радости?”

Т. Костырева, с. Манчаж

 
Почитайте своим любимым деткам прекрасные стишки Татьяны Кулешовой PDF Печать E-mail
Литературная страница - Литературная страница
Автор: Moderator   
07.07.2011 09:31

Лиза

Детские

- Угадай-ка, угадай-ка,

Почему я рано встала?

Это солнышко проснулось

И меня пощекотало!

 *****


Бегемот сердит и зол –

Ложку уронил под стол.

Вот теперь сидит и злится,

Что не может наклониться.

И зачем ты, Бегемотик,

Отрастил такой животик?

 *****


Зебра в зеркало глядится

И сама собой гордится:

- Ах, какая я

По-ло-са-тая!

 *****


По мосточку, по мосту,

В эту сторону и в ту,

Мы гуляем вместе с папой

Открываем красоту!

Красота живет в реке

И в цветке, и в мотыльке,

В небе, в солнышке и даже

В теплой папиной руке!

 *****


На полочке старого шкафа

Сидит голубая жирафа

И думает, ножкой качая:

«Как в этом шкафу я скучаю!»

***** 


Четыре тюленя на солнце лежали.

Четыре тюленя с утра загорали.

А восемь тюленей лежали в тени –

С утра загорать не хотели они.

 *****


У меня живет петух,

У него отличный слух.

Жалко, нет для петушка

Музыкального кружка.

***** 


Если бросить мячик в речку –

По воде бегут колечки.

Если бросить мячик в бочку –

По воде бегут кружочки.

И всегда, и всегда

Кружит мячики вода!

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 Следующая > Последняя >>

JPAGE_CURRENT_OF_TOTAL
Фотогалерея
Сейчас на сайте
Сейчас 171 гостей онлайн
Цитата недели

Молодые люди не знают, чего хотят, но полны решимости добиться этого. Федерико Феллини

--------------------------------------

"ТЕЛЕФОНЫ ДОВЕРИЯ"  Администрации Губернатора Свердловской области (343)370-72-02 и Правительства Свердловской области (343)359-45-54.

___________________

О коррупции