alt

 Да здесь круче, чем в Сочи!

Юбилейный рубль, попавшийся под лопату в огороде, сделал возможным отдых на море

 Едем в Крым!

Одно слово – Крым - ласкает слух, порождая негу в истосковавшемся по морской стихии телу. Лет 30 назад бывал я в Судаке с семьей у родственников. А потом жизнь закрутилась так, что было не до «Сочей». Как «грит» незабвенная сваха Роза Сябитова: «Нам бы абы выжить как бы!..»

Наконец, этим летом мне с сыном выпало счастье попасть на море. Съездить удалось благодаря нежданной удаче: копаясь в огороде, нашел юбилейный рубль, пробили по интернету – монета редкая, стоимостью от 25 до 30 тысяч рублей. Реализовали за 25…

Сутки на сборы

Перспектива отдыха на пару с 9-летним сынишкой меня не пугала. Смущало лишь то, что полуфабрикаты (только добавь кипятка), которыми традиционно питаются в поездах, он никогда не пробовал. Но помогла смекалка! Еще дома я провел эксперименты с небольшим стеклянным термосом. Залитые кипятком, рожки, рис, гречка готовились в термосе замечательно. В поезде кипяток имеется. Добавить сливочного масла, подсолить, дополнить курочкой-гриль или краковской колбаской – и получаешь настоящее домашнее блюдо! Оставалось обзавестись термосумкой. В общем, соседи по плацкарту, ехавшие с детьми, искренне дивились моей придумке с термосом и термосумкой: питались мы почти домашними блюдами и нашим манчажским холодным молоком почти полторы суток.

Добирались до Крыма по «единому билету»: были оплачены оба пути (туда и обратно) со всеми пересадками.

Здравствуй, море!

Прибываем в Анапу, нам сразу объясняют, что на Керченскую паромную переправу повезут автобусом через час. Полтора часа на автобусе до порта Кавказ и… вот они, паромы! Гигантские чудовища, пожирающие через огромную, распахнутую пасть сорокатонные фуры, шеренги легковушек и мотоциклов. Удивительно, как капитанам удается с точностью до сантиметра «парковаться» к причалам. Он настолько высок, что с третьей палубы соседний сухогруз кажется игрушечным. Паром поражает внутренним интерьером: огромные шикарные кожаные диваны перед телевизорами и на смотровых площадках. Сын любуется проплывающими кораблями.

Пожилой сосед по дивану Николай интересуется, откуда мы прибыли. Узнав, что с Урала, оживляется: «Так ведь я – с Полевского! Живу в Крыму уже 30 лет...» Николай счастлив, что полуостров вернулся в Россию: украинская пенсия была мизерна: «Да, сейчас можно дожить достойно жизнь. И дети получают приличную зарплату. Спасибо Путину!»

На крымской стороне грузимся в автобусы: нам предстоит пилить еще часов пять до Судака. В Рыбачьем водитель предлагает всем отобедать в единственной дешевой столовой на пути. Заведение неприятное. И меню убогое. Пюре с котлеткой и рис с курочкой есть невозможно. Пришлось взять пару булочек и бутылочку лимонада. «Бог мой, что ж ты нас так встречаешь, долгожданный Крым!» Столовой, безусловно, повезло стоять на перепутье дорог в крупные города, и клиентов хватает. Но чтобы кормить народ подобной гадостью!.. Слава богу, подобных точек общепита за все дни отдыха нам более не встречалось.

Точка прибытия

Судакский вокзал – на окраине города. Как водится на юге, пассажиров встречают толпы теток, сдающих отдыхающим жилье, и таксисты. Парень подряжается подбросить нас до нужной пятиэтажки за 200 «рэ». Доехав до места, понимаю, что хватило бы и ста.

Перекусив с дороги, мы сразу решаем идти на набережную. Мне не терпится показать сынишке родные сердцу места. До моря - с километр. Уже темно: на юге темнеет в 8-9 вечера. И длинная набережная встречает нас гирляндами цветных огней и ресторанным шансоном, доносящимся со всех сторон. Я восторженно гляжу по сторонам, пытаясь узнать любимый провинциальный городок. И тогда здесь была масса ресторанов и баров. Но сегодня вся аллея забита еще и сверкающими магазинами, открытыми настежь торговыми палатками, торгующими до поздней ночи. И рестораны солидные, с интересными интерьерами и живым пением под качественную дорогую аппаратуру. Я завороженно впитываю в себя знакомую «кабацкую» атмосферу: легкомысленные дамы на отдыхе, услужливые официанты и терпкий запах крымских вин...

Не секрет, что с началом лета на «юга» подтягиваются музыканты и вокалисты со всей России. Особенно поразил один баритон с шикарной красотой тембра. А в ресторане лишь пара занятых столиков. Дослушав его песню, подхожу, жму руку, благодарю за талант. Солист, Александр из Питера, летом традиционно работает по южным кабакам.

…На месте бывшего захолустного кабака расположился шикарный ночной клуб с боулингом «Гурман». А далее – «Детский рай», как назвал его на следующий день мой сынок: парк детских аттракционов. У Ярослава загораются глаза.

- Сынок, сходим завтра! Аттракционы уже закрываются…

Сын едва сдерживает плач. А на выходе к набережной - вновь искушения. В воздухе машут крыльями светящиеся птицы, запущенные из рогатки, летают светящиеся вертолетики и квадрокоптеры, гоняют электрические и педальные детские машинки с горящими фарами. Тут и там грохочут салюты. На набережной журчит, переливаясь радужными огнями, небольшой цветомузыкальный фонтан.

- Папа, да здесь круче, чем в Сочи! – подытоживает милый сын.

Солнце, воздух

и вода…

Наутро, без сверкающих огней и музыки, все казалось прозаичнее. Но главное было – море. Судакские пляжи, в отличие от булыжных ялтинских и галечных сочинских, песочные. Поэтому мне нравится Судак.

Вставали в семь, полдевятого были на пляже, купаясь и загорая. После обеда шли в квартиру, обедали, отдыхали и – снова на море. А вечерами гуляли, дыша божественным крымским воздухом, посещая к безумной радости малыша пресловутый «Детский рай». Особенно его поразил виртуальный кинотеатр «7Д» с почти круглым стереоэкраном. Отпустил я в кинотеатр его одного, из экономии. Пришел озадаченный, рассказывает:

- Папа, фильм был страшный. Сначала мы летели рядом с самолетом. Потом оказались в самолете. Потерпели аварию в джунглях, а там – бегают огромные крысы, и мы чувствуем, как они шуршат и ползают по нашим ногам.

- Напугался? – волнуюсь я за сына.

- Да нет, папа, просто прикольно…

Прикольно …Нынешних малышей трудно чем-либо напугать после западных ужастиков и мультиков. Сложнее ответить на многие вопросы. На днях, к примеру, я был озадачен очередным: «Папа, у тебя какой сотовый в детстве был? Смартфон?..» Иметь в 60 лет 9-летнего сынишку – восхитительно и забавно!

О ценах

Естественно, на море все очень дорого: бутылка лимонада, самое дешевое мороженое – 50 рублей, чашка кофе, хот-дог – под 100 и более… Готовили мы в основном на квартире. На третий день я обнаружил, что ближайшая к пляжу столовая вполне недорогая: 45 рублей стоит приличный борщ, а гречка с курочкой - в пределах 110. Мы стали иногда здесь перекусывать. Хотя жили очень скромно. Ведь главное на юге – это море, загар и здоровье на целый год. По крайней мере, этой зимой еще ни разу не болели.

«Вы что, на море были? – удивляются артинцы, - богачи!» Боже мой, я еще в советские годы удивлялся, почему уральцы не ездят в тот же Крым? Тогда билет на самолет до Симферополя стоил 60–100 рублей. Сегодня авиабилеты дороги. Но на поезде, «дикарем» – это дешево и сегодня. Минувшим летом можно было снять закуток на двоих за 150 «рэ» с человека, готовить еду самим, благо, в магазинах все есть. Проезд на поезде, автобусах и паромах по единому билету (туда и обратно) встал нам с сыном в 20 тысяч, вместе с питанием. То есть, если не шиковать, можно было отдохнуть, уложившись тысяч в 30-35 даже на двоих взрослых.

Ни слова о политике?

Отправляясь на юг, я был не намерен ею интересоваться. Но жизнь преподносила встречи и разговоры с крымчанами. Если откровенно, отношение к переходу Крыма в Россию неоднозначное. Большинство, безусловно, просто счастливы, поскольку выросли пенсии, выросла зарплата, у некоторых – в два-три раза. Но как быть тем, кто до пенсии не «дорос», а работал неофициально? Пособие по безработице мизерное… Кто-то остался не у дел. Некоторых раздражает вынужденная разлука с родственниками, оставшимися на Украине. А кто-то и просто – из украинских националистов. (Тем не менее, нет желающих продать жилье и выехать на Украину: в Крыму-то живется легче…).

- Я знаю некоторых татар у нас в Крыму, которые вообще считают, что Крым должен принадлежать татарам, - доказывает мне на пляже украинец Сергей. – Националисты ведь не нацисты – это всего лишь представители народов, желающие, чтобы собственная народность в собственном государстве имела право говорить на своем языке и развивать собственную культуру.

Сергей достаточно спокойно и выдержанно выслушивает мои доводы о непричастности России к гражданской войне Украины. Однако под конец беседы:

- Но если бы Россия не поддерживала Новороссию своими конвоями, они, быть может, после первых потерь, оставшись без продовольствия, помирились бы с Киевом. Потому, что плохой мир лучше доброй ссоры! Ведь люди Донбасса и Славянска надеялись на то, что Россия возьмет их под свое крыло, как это случилось с Крымом. А после огромных кровавых потерь – примирение с Киевом невозможно!

Помолчав и смахнув непрошеную слезу, Сергей продолжает:

- У меня двоюродного брата призвали в украинскую армию – погиб под Славянском – он, что, тоже нацист?

Сергей мне рассказывает, что его брат не хотел воевать, имея жену и двух дочек. А погиб на третий день после выхода на передовую под Славянском.

Мои доводы ни в чем его не убеждают. Хотя к Порошенко он относится крайне отрицательно, как к человеку, отдавшему на заклание жизни украинцев, решая собственные политические амбиции. И это всем понятно. Только выхода из тупика еще нет. Очевидно, что эта гражданская война будет отдаваться в сердцах украинцев острой болью еще многие годы. А мне, меж тем, припомнилось прошлое.

Так нас и поссорят

Это было давно… В один из отпусков я решился съездить на курсы психологов, обещавших ознакомить слушателей с основами психоанализа Зигмунда Фрейда, который мне был интересен в ту пору. 12–дневные курсы проводились в украинских Черкассах. Россиян призвали быть осторожными, не ходить вечерами без нужды по городу. А мы ходили. И нас никто не бил. Столкнулся лишь однажды с националистками, когда Роман, мой сосед по номеру гостиницы, познакомился с тремя молодыми украинками из Америки и Канады, прибывшими пропагандировать «самостийну» Украину.

А вечером, по нашему приглашению, они заглянули на часок к нам в гостиницу. Тут-то я впервые и убедился, что здесь национализм существует, подпитываясь с Запада. Об этом, собственно, в тот год был опубликован мой очерк «Мы из Лос-Анджелеса» в районной газете. Заканчивался он пророческим подзаголовком «Так нас и поссорят». Что вскоре и свершилось… Причем, действительно, с подачи США, прилагавших еще в ту пору к самостийности Украины массу усилий. Как ни забавно – сам тому свидетель…

При Украине

Крым был брошен?

Вот с этим в полной мере, извините, нельзя согласиться. Это уж наша пропаганда. Судя по Судаку, Крым все-таки отстраивался и благоустраивался. В недалеком прошлом провинциальный городок, с населением в 15 тысяч человек, сегодня разросся: домашние мини-гостиницы, потрясающие новые отели, новые многоэтажки... И частный сектор выглядит более благоустроенным. И огромная набережная выстелена шикарными плитами.

А междугородные дороги, действительно, неважные. Да много ли в России качественных дорог?

Владимир Борисов