Владимир Анатольевич Бусыгин, 1991 г.

Как-то в ноябре я поехал с гончаком погонять зайчишку. Выпал свежий снег, температура – пять градусов мороза. Доехал по трассе километров десять, а затем бросил свою «Ниву» в кусты. Прошел по вершине горы. Как ни странно, Зидан - так звал я своего пса, а был он у меня очень породистый и даже взял большую серебряную медаль по экстерьеру на выставке в возрасте до трех лет - молчал. На его счету было уже более ста добытых мною зайцев. Прошло около получаса, но выжлец молчал. Я спустился в урему, но и там была тишина. Вдруг собака взревела, видимо, заяц поднялся у нее из-под носа. Выбрал позицию для стрельбы, чтобы обзор был метров сорок, и замер. Жду десять, двадцать минут, полчаса - голоса не слышно. Делать нечего, надо идти по следу. Прошел примерно километр, следы вывели меня на трассу. Бедный кобель, как ни старался, но выхода с трассы не почуял. «Надо помогать», - подумал я и стал искать следы зайца, оставленные на трассе. Хорошо, что машин в это время было не так много. Наконец я нашел отпечатки заячьих коготков. Следы шли прямо по центру дороги, и мне пришлось взять собаку на сворку. Пройдя метров пятьсот, заяц прыгнул в кювет, пробежал через дорожную трубу протяженностью десять метров, затем, пробежав еще по кювету метров пятьдесят, снова выбежал на дорогу и прыжками понесся все дальше и дальше. Я даже не стал искать отпечатки его коготков, а просто смотрел его сметку с дороги. Пройдя метров восемьсот, я уже думал, что где-то просмотрел прыжок зайца, как вдруг увидел след в трех метров от дороги. «Ну, ничего себе, - подумал я, - вот это заяц». Но желание добыть «профессора» - желание каждого зайчатника. Я поставил собаку на след, пес «заревел» и тут же замолк. Взглянув на него, я увидел в его пасти зайца. Оказывается, заяц до последнего момента не верил, что кто-то может распутать и вычислить его. Он спокойно лежал посредине откоса дороги и любовался машинами, которые мчались с большой скорости в шести метрах от него. Ну, что, заяц, прости, но человек умнее, не надо быть таким самоуверенным.

У моего друга, Юрия Вильгельмовича Мельцова, такого же зайчатника, можно сказать, фаната охоты с гончими, тоже был случай встречи с умным, самоуверенным зайцем, но это произошло не на дороге, а в лесосеке, куда загнала зайца его любимая Тайга (так звали выжловку, которая работала очень прилично и имела диплом третьей степени по полевым испытаниям, и обмануть зайцам ее было очень и очень трудно). Заяц, устав от преследования собаки, запрыгнул на большую кучу хвороста и почти с трехметровой высоты наблюдал за охотником и собакой, как они его ищут. Выхода не было, собака, прекрасно обладая такой категорией оценки работы, как верность отдачи голоса, молчала. Нет выхода следов с делянки, а заяц с насмешкой с высоты наблюдал за ними. Прошло около получаса, как Юра ударил ногой по куче хвороста, тут заяц не вытерпел и, пролетев у него над головой, бросился наутек. Прозвучал точный выстрел - собаку портить нельзя, зверь должен быть добыт.

Вот такие бывают умные и самоуверенные зайцы, гончатники их называют «профессорами».

В. Бусыгин, п. Арти