Когда учился в девятом классе, так получилось, что я не вернулся вовремя домой с охоты. Уехал с моим другом Сергеем Баушевым в деревню Стадухино, что находится в 30 километрах от п. Арти, и там у нас сломался мотоцикл. Утром следующего дня зашел за мной одноклассник Виктор Мусихин, и мать ему сообщила, что я не вернулся с охоты. Естественно, в этот день уроки были сорваны, и все собрались идти в лес искать меня.

Ничего страшного не произошло, и ночевали мы в тепле. На следующий день мне завуч Юрий Николаевич Кузьмин на уроке физики задал вопрос: «И что ты, Бусыгин, в этом лесу видишь? Я за всю жизнь ничего и никого там не встречал, кроме грибов и ягод». На что я ему ответил: «Вот пройдете пешком километров 20-30, побываете, как в зоопарке».

Каждую охоту я встречаюсь с чем-то новым, интересным, потому-то всегда проходил путь пешком и только пешком.

Так и в этот раз. Было начало февраля, и погода стояла «пограничная» для охотничьих собак - минус 18 градусов, запах при такой погоде мгновенно вымерзает, и собаки, естественно, ничего не чуют. Но я все равно взял с собой гончака, пусть разомнет кости и потренирует мышцы. Снегу уже было много, около 70 сантиметров, и наст еще не везде держал его. Проехав по Барабинской дороге чуть дальше газотрассы, я оставил машину на самой верхней точке холма. Был прекрасный обзор - куда ни глянь, везде пять километров. Я наметил маршрут: пройти рядом с горой Евалак, выйти к бывшей деревни Бочкари, от которой остался один магазин из камня, дойти до деревни Чекмаш и вернуться к машине, всего километров 15-20. Куман проваливался, наст почти нигде не держал моего могучего пса, но он упорно брел за мной. За пазухой у меня сидела гладкошерстная такса по кличке Атос, ему уже шел тринадцатый год, и на его счету уже было много добытых лис, которых загоняли в норы мои гончаки – Буран и Куман. Атос жил у меня дома и спал в кресле, любил смотреть телевизор. Кроме его успехов в охоте, он прекрасно выговаривал мое имя – Вова.

Пройдя по намеченному маршруту до деревни Бочкари, я остановился у остатков магазина, там валялись мешки с удобрениями. В трехстах метрах совхоз также организовал скотомогильник и вывозил туда всю погибшую скотину. Воронья всегда там было много, питавшегося этой падалью. Ночью была метель, и все следы перемело, снег был белый-белый. И тут я обратил внимание, что кто-то кружит в небе, как коршун, прямо по середине поля площадью около 100 га. «Странно, - подумал я. - Коршуны замой вроде не летают».

Посмотрев в бинокль, я увидел, что это был ворон. Сотня его сородичей сидела на тополях и думала только о падали, а этот кружит и кружит. Ясно было, что он что-то высматривает и ищет, только непонятно, что. Вдруг он камнем падает вниз, садится на наст и начинает клювом долбить его, а затем рыть яму в снегу. Трудился он минут десять, и все это время я наблюдал за ним в бинокль. Как только он скрылся, и его не стало видно под снегом, я рванул к нему. Подпустив меня на десять метров, он взлетел и стал кружить надо мной. Я подошел к яме, которую он вырыл, и увидел на глубине пятидесяти сантиметров половину заячьей тушки, которую ворон только что собирался клевать. Я оглянулся по сторонам и не заметил ни одного ориентира, кругом было ровное белое поле. Как он мог увидеть с такой высоты на глубине пятидесяти сантиметров зайца? Даже травинки не было видно вокруг. А зайца, по-видимому, оставила лиса, которая поймала его, а съесть оказалось всего не под силу. Бросив зайца обратно, я пошел дальше. Когда я отошел на сто метров, ворон вновь приземлился и стал продолжать обед. Падаль падалью, а зайчатина свежая лучше. До сих пор не могу понять, как он с высоты птичьего полета под полуметровым слоем снега без всяких ориентиров точно определил местонахождение зайца. Видимо, за 300 лет, что живут вороны, их мозг достигает такого развития, что людям иногда трудно объяснить их сверхъестественные способности.

Но интересные моменты охоты на этом вороне не закончились. Пройдя в обратном направлении к машине, в лесочке я заметил свежие следы зайца, который пробежал всего метров пятьдесят и вновь вернулся. Куда, вы думаете? В нору, да в снежную нору, которую он сам вырыл для себя, и очень приличную в размерах, около пяти метров в длину и двух в ширину, с выходами для отступления. Я быстро запустил Атоса в одно из отверстий и, закопав остальные отнорки, стал ждать. Через пару секунд я услышал стук под настом - это Атос взял зайца по месту, то есть чуть выше уха. Не прошло и пяти минут, как он вытянул из норы зайца. Это единственный заяц, которого добыл Атос за свою долгую охотничью жизнь. Как оказалось – это была его последняя добыча.

Вот такие две истории со мной произошли за одну охоту. А вы говорите, что интересного можно увидеть в этом лесу? Очень много, только надо ходить, ходить и еще раз ходить – ведь природа так прекрасна и многогранна.

В. Бусыгин, п. Арти