Да, я восхищаюсь этой собакой всю свою жизнь!

С этим псом связано много охотничьих историй. На полевых испытаниях в 1991 году кинолог Свердловского областного общества охотников и рыболовов, эксперт первой категории Ольга Всеволодовна Луценко сказала, что я счастливейший человек, когда постоянно, каждую охоту слушаю такую «филармонию», и она никогда не видела, чтобы так работали гончие собаки. За всю историю Артинского района только Буран имел диплом первой степени в полевых испытаниях. Конечно, много хороших собак работает по снегу, но по чернотропу получить диплом 1-й степени очень сложно.

Достался Буран мне от участкового милиционера из Малых Карзей Р.М. Петрова, где я работал главным инженером совхоза «Урал». Зарплата участкового была не очень большая, и, чтобы безбедно существовать, приходилось заниматься личным подсобным хозяйством. Он держал двух коров, трех свиней, пятнадцать баранов, около 30 гусей, лошадь. Был заядлым охотником, держал гончую собаку по кличке Радай. Работал пес великолепно, а какой у него был изумительно добрый характер! От Радая был щенок, которого Радик получил за вязку и назвал Бураном. Но не рассчитал, что щенок в четыре месяца начинает есть под осень, как говорится, ведрами, а у него столько скотины, которую тоже надо кормить.

- Забирай - говорит участковый. - Мне его не прокормить, 25 рублей - и по рукам.

Я с радостью отдал за Бурана деньги и благодарю судьбу, что мне достался такой щенок.

Он был багряного оттенка, на солнце его желтизна отдавала золотом, и это, как показало время, действительно была «золотая» собака. Даже отец его Радай, не знающий привязи и вольеров, любил его и постоянно лежал, как бы охраняя, около вольера, который я построил для Бурана. Буран уже знал, что от него требуется и для чего он предназначен. Щенком он часто убегал с Радаем в лес, а жил участковый на краю деревни, как и я, но только улицей выше. Конечно, у Бурана не было еще сил и мастерства, но чутье было феноменальное. Он за всю свою охотничью жизнь не гнал зверя в пяту и, благодаря своему чутью, никогда не плутал и в любую погоду - дождь, пургу или зной - приходил к машине. Я его научил только вязкости (не бросать зверя), остальные категории его оценки работы ему дала матушка-природа.

Я был молод и силен, пройти по пересеченной местности 30-50 км не составляло для меня большого труда. В первый же день охоты мы с Бураном встретились лицом к лицу с лисой, которая медленно брела по пушистому свежему снегу в сторону норы, на которой мы и находились. Лиса нас не замечала, и расстояние между нами все уменьшалось и уменьшалось, пока Буран ее не заметил сам. Все в округе резко взревело от его непрерывного голосового надрыва. Это был не лай, это был непрерывный вой обезумевшей собаки. У меня сразу же навернулись слезы на глазах от счастья. Наконец-то у меня появилась рабочая собака!!! Лиса, пробежав по небольшому кругу, не стала менять свой намеченный маршрут к норе, и через пять минут у меня уже был в руках первый трофей от Бурана Было в это время Бурану пять месяцев.

Взяв отпуск за два года, я стал натаскивать Бурана. Маршрут у меня был: д. Малые Карзи – д. Русский Кургат, лисы там было полным-полно. Каждый день мы с Бураном проходили этот маршрут, а это как минимум 30 километров. За время моего отпуска мы прошли с ним около 1300 км. Буран стал сильным и мастеровитым псом. У лисы был единственный шанс спастись - это нора.

О Буране можно рассказывать бесконечно. Добывал я из-под него за сезон около 70 зайцев, но мог их добывать намного больше, если бы стрелял с первого круга, да еще взяв с собой двух или трех охотников. Зайца, когда он гнал, то никогда не переключался на другого, а засекал всех, которые лежали на его пути. И, когда гонный заяц был добыт, то, передохнув пару минут, бежал назад и подымал уже засеченного зайца. Если бы стрелять с первого круга, то можно было в день добывать до 10 и более зайцев. И сами понимаете, что после этого зайцев в районе не осталось бы. Я всегда добывал из-под него столько, сколько нужно для пропитания моей семьи, и оставлял в каждом регионе зайцев на расплод. Гнал зверя Буран верховым чутьем, паратость (скорость, с которой гончая передвигается во время гона) его была настолько велика, что лисы иногда заскакивали в норы четырехметровыми прыжками, а у зайцев при добыче мочевой пузырь был всегда полон.

Заяц зайцем, а лису он гонять обожал. Хочется рассказать про три случая охоты на лис. Некоторые поля у нас в районе бывают до двухсот гектаров. Я часто замечал лису, мышкующую вдалеке, первым, и, чтобы не терять время, я подзывал Бурана, ставил его на задние лапы, а голову направлял на пасущуюся лису, ему это очень нравилось. Так и было однажды около деревни Сенной. Я первым увидел лису, позвал своего четвероногого друга, он все понял. Увидев лису, взвизгнул и помчался на нее. Это очень важно, когда лиса видит только собаку, что в противостоянии только она и собака. В этом случае она водит собаку по минимальному кругу. Лиса повела Бурана не в поле, а в урему. Подождал минут тридцать - голоса не слышно, пришлось мне идти по следу собаки, но каково было мое изумление, когда я увидел, что пес идет мне навстречу.

- Странно, - подумал я. - Нор я в этом районе нет, где же лиса?

Но, пройдя метров сто, я вышел на дорогу, где трактора волоком таскали лес. Видимо, лиса выскочила на дорогу перед трактором, а Буран запоздал. Впрочем, через некоторое время я все это наблюдал воочию. По следам на обочине увидел направление хода лисы. На дороге, естественно, не было ни единого следа. Мы прошли с Бураном метров пятьсот, когда я увидел прыжок лисы метра на четыре в сторону. Показал след Бурану, и охота продолжилась. Лиса лежала совсем рядом с дорогой. Голос пошел назад и вскоре исчез. Минут через десять я услышал шум приближающихся тракторов, которые тащили лес, а затем и голос своего пса. И тут я увидел, как лиса выскочила из кустов прямо перед трактором. Как будто знала, что трактор уничтожит все следы и запахи. Но гончак шел уже рядом и также успел опередить трактор. Лиса и Буран мчались на меня с очень большой скоростью. Я боялся, чтобы не зацепить пса, но все обошлось. После выстрела лиса перевернулась через голову и, пролетев метра три, упала замертво. Тракторист был в восторге от увиденного, а мы-то как с Бураном были довольны! Такую умную и самоуверенную лису мы добыли в первый раз.

Второй порадовавший меня случай произошел между д. Пантелейково и с. Старые Арти. Шел февраль. Мы с Бураном под занавес охотничьего дня нашли след лисы на снежном насте, место было таким обзорным, что куда ни глянь - везде километр. Я тщательно посмотрел по сторонам до линии горизонта, лисы нигде не было видно, то есть след был как минимум получасовым. Коготки лисы, оставленные на насте, точно показывали направление, куда шла лиса. Буран прошел пять метров в пяту и понял, что идет неправильно, развернулся и молча пошел по следу. Пораженный его чутьем (ведь дул довольно-таки приличный ветер), я молча смотрел и любовался его работой. Так он продвигался около пятисот метров в направлении небольшого леска с просекой для высоковольтной линии. Все происходило передо мной, как на ладони. Буран только молча подошел к леску, как у него почти из-под носа выскочила лиса. По насту Буран не проваливался, а вот по лесу, где не было наста, снег держал только лису. Она быстро отрывалась от собаки и мчалась прямо в деревню. Я стоял около высоковольтного столба и восхищался происходящим. Лиса, добежав до огородов собачьими тропами, рядом с сараями и стайками домов, быстро мчалась, пытаясь оторваться от собаки. Она, видимо, прекрасно знала все курятники жителей Старых Артей. Буран, выбравшись на наст, стал быстро сокращать расстояние с лисой. Протащив собаку по огородам с полкилометра, лиса вновь выскочила на поле и помчалась прямо на меня. Я спрятался за столб и поднял ружье, но, не дойдя до верного выстрела 20 метров, лиса помчалась в сторону д. Пантелейково. Через несколько секунд и Буран промчался рядом со мной. Прошли обычные полчаса, как я пошел по следам, которые меня привели к мосту между двумя деревнями. Лиса крутила там собаку в уреме. Тут-то мне не составило труда добыть эту любительницу кур. Жители Старых Артей должны быть мне благодарны, ведь неизвестно, сколько лет лиса таскала кур, живя у них почти в огородах. Прошло уже лет 30, но до сих пор не могу понять, как Буран на 5 метрах разобрался в направлении хода лисы, как он уловил эту разницу в запахе и не пошел в пяту.

Еще один случай произошел у д. Кадочниково. Буран подхватил лису, но под мощным и быстрым напором собаки она рванула в сторону г. Красноуфимска. По посадкам, видимо, снега было меньше, и, чтобы держать скорость, лиса неслась, не соображая ничего. Так она мчалась около пяти километров, а затем от безысходности нырнула в газовую пятисотмиллиметровую трубу. В конце восьмидесятых строили газотрассу из г. Красноуфимска в п. Арти. Лисе ничего не оставалось, как спрятаться в этой трубе. Собака после любой подачи голоса получала взрыв эха, что сильно ее пугало, а лиса спокойно лежала посредине трубы и даже решила поспать в ней, пока не подбежал я и не добыл ее. Но как ее достать из трубы, ведь я в нее не проходил? Пришлось ехать домой, звать брата Евгения (он был меня поменьше в размерах) и вновь ехать, чтобы вытащить лису из трубы, которая была длиной 50 метров. Не каждый человек рискнет залезть на такое большое расстояние. Евгений полз в трубе, словно поршень в цилиндре, но все обошлось, и мне не пришлось его вытаскивать за веревку, которую он привязал, на всякий случай, к ноге. За бесстрашие я подарил брату эту добычу.

В. Бусыгин, п. Арти