строители

Ремонт… Сколько тревоги вызывает это слово! Грязь, пыль, неудобства, отмена привычного образа жизни.

- Да у тебя не ремонт – настоящее строительство, - зная о моем намерении во время отпуска поштукатурить кухню, чтоб успокоить, сказала подруга.

Мастеров я нашла, как говорится, по знакомству. Это 41-летний Сергей Николаевич Чугаев и его молодой родственник Андрей Александрович Искорцев, которые к тому же оказались практически соседями. Вместе эта компания трудится около десяти лет. Строили ОВП в Азигулово, трудились в частных домах Манчажа, а также в Красноуфимском и Ачитском районах.


За весь этот немаленький, скажем, период мужчины никогда не рекламировали себя в нашей газете, ибо уверены, что не они должны искать работу, а работа - их. С этим же фактом я столкнулась в прошлом году, когда готовила материал в газету о молодых строителях - братьях Пашкиных.

- Арти – не город, здесь люди знают друг о друге все, - коротко комментировал свои действия, вернее, бездействие в отношении рекламы Чугаев.

Сергей Николаевич и Андрюша оказались интересными в общении людьми и приятными собеседниками.

- Нравится ли вам дело, которым занимаетесь много лет? – мой первый вопрос к рабочим не блистал оригинальностью.

- Разумеется, - отвечали они, - сегодня мы штукатурим, завтра будем обивать стены гипсокартоном, послезавтра займемся сайдингом, а затем будем ставить пластиковые окна. Наша работа интересна тем, что она разнообразна.

- Но ведь труд строителя не назовешь легким, - видя, как из дровяника строители несут по ступенькам мешки со специальной смесью в дом. Вон сколько мужчин работает на рынке!

- Мешки же всего тридцатикилограммовые, - улыбается Андрей.

Кстати, его обаяние заключается в улыбке. Он всегда улыбается.

- Я бы не смог работать охранником, сутки торча на работе, а двое лежать дома. – Хорошо, если живешь в частном доме, а если в квартире?.. Движение – это жизнь. Конечно, мы устаем, но ведь и отдыхаем: в огороде, на рыбалке, с книгой, - Сергей Николаевич искренен и интеллигентен.

Помня о том, что не могу написать даже предложения, если кто-то смотрит «под руку», все пять дней, что трудились строители, я придумывала себе работу или развлечения и уходила из дома. Приходила к условленному времени, когда мужчины собирали бумажные мешки из-под смеси, тщательно мели в совок мусор, мыли инструмент.

- Все должно быть красиво, - удовлетворенно говорит Сергей Николаевич.

Кусок пола, на котором работали мастера, был всегда застлан картоном – налицо культура труда.

Так что мусор был чисто метафизическим, поскольку жил в моем представлении.

В силу профессии, а может быть, просто потому, что нравится общаться с людьми, в день по вопросу рабочим я все-таки задавала.

- Как Вас родители приучали к труду?

- Меня не надо было к труду приучать. Отец Николай Викторович, водитель, умер, когда мне было 11 лет, поэтому нужно было принести воды, убрать снег, наколоть дров. Мама, Софья Павловна, работала на заводе. Закончив школу, я тоже пошел на завод. Служил в автомобильных войсках в Германии, - говорит Чугаев.

Прав был Сергей Николаевич, когда сказал, что в нашем поселке люди знают друг о друге все. Я уже знаю, что он заботливый сын, и в доме мамы сделал ремонт.

- Можно ли труд строителя назвать творческим?

Андрей, как положено младшему по возрасту и штату, воспитанно улыбается.

- Ну, Вы даете! - смеется Сергей Николаевич. - И платит той же монетой. – Вы такой же строитель, как и мы. Вы, чтоб репортаж понравился читателям, подбираете для него удачные словосочетания. И мы чувствуем удовлетворение от своего труда, когда клиенту нравится наша работа.

В конце четвертого дня выяснилось, что для завершения работы не хватает одного мешка смеси.

- Если у вас нет времени привезти мешок, мы сами его купим, - любезно предложил свои услуги Андрей Александрович.

Наутро, выйдя из машины, он уже протягивал мне сдачу и чек из магазина. А Сергей Николаевич заносил в дом недостающий 41-й мешок смеси. Между делами мужчины даже устранили дефект в замке ворот – огрех других строителей.

И, наконец, пятый день. Я не узнала свои стены! Еще несколько дней назад, темные, обтянутые колючей сеткой, сегодня они излучали чистоту и свежесть. А как ровны! Растерявшись от неожиданности, я смогла вымолвить одно только слово: «Великолепно!»

… Поэтом Вадимом Осиповым написаны такие строки:

Так изящно и легко –

Белое на белом.

Снег, парное молоко

И сугробы мелом…

Правда, с моими белыми стенами в мае ассоциировались другие предметы. Это ландыши и нарциссы, которые цвели на грядках, когда я сеяла огородную мелочь. Это дурман цветущих вишен и черемухи в саду, мимо которых я проходила каждый день.

Нет, я ничуть не пожалела о том, что уходила из дома в эти дни. Я навестила многих родственников: здравствующих, которые тоже делали ремонт, и тех, кого нет рядом со мной. И, наконец, на рынке я увидела шкаф для одежды белого цвета. Старый решила безжалостно выбросить. Ведь, как говорят психологи, ремонт – это начало новой жизни.