alt

«Мне приятно, что вещи вносят тепло в дом»

Из рода рыцарей

Вся жизнь Сергея Владимировича Гордеева пронизана творчеством. Когда я увидела на стене одной из комнат его дома морские пейзажи, душа замерла. Меня маринистика всегда завораживает, хочется стоять у картин и смотреть бесконечно. Может быть, еще и потому, что от нас море далеко, плюсом романтический налет от книг о пиратах и морских путешествиях прошлых веков. «Девятый вал» артинского живописца.

Кроме живописи, Сергей Владимирович занимается деревом, всевозможная мебель выполнена его руками. В альбомах фото его работ.

- За 15 лет столько наделал. Что только не пробовал. В 2000-х годах с мебелью тяжело было.

Каждая вещь индивидуальна. Чудесные кресла выполнены в соответствии со знаками Зодиака. Мастер устраивает для меня экскурсию по дому. Столы и столики, подставки для цветов, кухонный и спальный гарнитуры и так далее, и так далее… - все своими руками. Спальный гарнитур навеян впечатлениями от поездки в Санкт-Петербург, архитектурой города.

Увидев эту красоту, гости часто просят сделать что-нибудь и им.

- Я сильно не афиширую свое увлечение, потому что, если это сделать производством, потеряешь творческую жилку.

На стене – резной герб семьи Гордеевых.

- Нашли в Интернете. На гербе рыцарь и единорог. Видимо, относимся к роду рыцарей.

Все в человеке - с детства

- Родился я в Красноуфимске. С детства все подряд рисовал. Мать работала в магазине. Принесет бумаги, мы ее нарежем, сделаем альбом. Я рисую.

Шло все изнутри. Пластилин попался, из пластилина лепил. Младшему брату из дерева машинки смастерил. В восьмом классе мне захотелось сделать ученическую парту. Прямо на крыше тупым рубанком, стамеской смастерил парту, и она стояла на крыше.

Много читал. Прочитал все в детской библиотеке, дали направление во взрослую. Фантастика развила во мне воображение.

Как-то тетя, которая была меня на три года старше (она училась на худграфе), показала свои работы. Я смотрел на них, но еще не чувствовал, что это мое.

После восьмого класса с другом отправился в сельхозтехникум: он - на механика, я – на электрика. Сдали экзамены. Друг сказал, что узнал результаты, мы не поступили, и предложил пойти в педучилище. Когда забирали документы, оказалось, что я поступил, но все-таки пошел с другом уже в педучилище на худграф.

Нужно было сдать рисунок. Дали мольберт. Задание – натюрморт, нарисовать его предстояло за четыре часа. Я карандашом владел хорошо. Нарисовал за полчаса.

Сложнее было соблюсти пропорции. Не было специальных навыков: как на мольберте рисовать, как карандаш держать. Сначала живопись вообще не шла. Одна мазня. После семестра – просмотр. Преподаватели оценивают. На первом курсе живопись еле на «троечку» натянули.

Задело. Обложился альбомами. Стал смотреть: почему так. Из двух групп по станковой живописи только троих выбрали на диплом.

Преддипломная практика пошла. Преподаватели видят, что я стараюсь.

Началась курсовая работа. Нарисовал эскиз. Картина выставлялась. Сюжет таков: сидит дед-пограничник на берегу реки. Рядом двое пацанов. Небо над их головой ясное, а над головой старика сгустились тучи. И тут самолет как будто тучи прорезает. Смысл в том, что войны больше не будет. Мою работу отмечали, правда, некоторые обвиняли меня в неоправданной экспрессии.

Студенческая жизнь разнообразна. Работал в комитете комсомола и в редколлегии, увлекался лыжами, кандидат в мастера спорта по лыжам. Бегал легкоатлетические кроссы. Курс подобрался такой, что на нем были сильные лыжники. На эстафете проиграли команде сельхозтехникума доли секунды.

Получилось так, что после окончания училища меня отправили в Сарану не учителем ИЗО (не было места), а учителем физкультуры. Отработал в Саране полгода. Оформил школу, ДК. Много росписей сделал в Красноуфимске, в районе, позднее в Артях.

О дереве тогда ни сном ни духом. К дереву пришел, когда во второй школе был учителем труда.

Но сначала армия.

Солдат спит – карикатура рисуется

Сергей Владимирович показывает мне оригинальный солдатский альбом, футляр деревянный. Фотографии замечательно оформлены, между листами с фото – карикатуры на тему солдатской жизни. И тут талантом моего собеседника Бог не обделил. Как известно, карикатура – сложный жанр. Важно не просто уметь хорошо рисовать, но и подметить детали, представить социальные или бытовые явления в гротескной форме. Это особый дар.

- Попал я в морские части погранвойск на Черном море. Служил три года с 1980 по 1983 год.

В Егоршино слух прошел, что всех моряки заберут. Ночью матрос пригласил меня на собеседование. Старший лейтенант, замполит Николай Козлов понял, что я человек неординарный. Я попал к нему в роту (в части 20 рот). Часть стояла в Анапе. После принятия присяги становятся курсантами. Замполит оформил меня в постоянный состав.

На фотографиях в альбоме запечатлены работы С.В. Гордеева.

- И в армии был в редколлегии. За два месяца оформил Ленинскую комнату, она заняла первое место в части.

- Там Вы и маринистикой увлеклись?

- Да. Я такие картины каждому замполиту нарисовал, командиру роты.

Два портрета – автопортрет и жены художника – тоже впечатляют. На автопортрете бравый моряк. Прекрасно получился и портрет жены. Но…

- Не увлекся портретами. Мне кажется, что портрет сложен психологически. Чтобы он был похож, нужно с человеком провести ни один час. Может, когда-нибудь попробую в технике Брюллова.

Самое главное для художника – проникнуться тем, что хочется увидеть в работе. Нужен талант ее завершить. Можно посмотреть на нее через день, и уже ничего не понравится.

Как же попал наш герой в Арти?

Любовь привела. Будущая жена, Татьяна Николаевна, (трудится воспитателем в детском саде «Сказка») тоже училась в педагогическом. Там супруги и познакомились.

- Я даже поступил в Нижний Тагил на худграф, но трое детей… Семью нужно было кормить. Тяжелое время, девяностые. Детей подняли, дом отстроили. В 1985 году переехали из Красноуфимска. Устроился в первый цех правильщиком кос вручную. 9 мая начал заливать фундамент, а в ноябре зашли в дом. Первую смену отрабатывал на заводе, вторую – на доме. Дому сейчас исполняется 30 лет. Юбилей. Все строилось своими руками. Так быстрее и дешевле. Конечно, тяжело. Помогал спорт. На лыжах бегал за завод, участвовал в художественной самодеятельности. Выступил на сцене – и в сценическом гриме на лыжи. И такое бывало.

Я уже говорил, что именно в девяностые начал заниматься деревом, мебелью. С ребятишками на уроках труда осваивал азы деревенского искусства.

- Сергей Владимирович, я думаю, что на уроках труда мальчики должны научиться держать в руках молоток, приобрести навыки, которые им пригодятся в будущей жизни.

- Согласен. Дети любили строгать, пилить. Допустим, тема «Разделочная доска». Та же ручка может быть разной. Смотрим эскизы. Потом делают, добавляют что-то свое. У ребят было стремление. Открыл кружок «Умелые руки». Табуретки делали, подсвечники. Учился вместе с детьми. В конце четвертой четверти устраивали выставки. На районной выставке в ЦДТ заняли первое место, ездили с работами в Екатеринбург.

Дерево смотрится теплее. Работа захватывает. Хочется реализовать идею. Тот же столик столику рознь. Нужно посмотреть, в каком он будет находиться интерьере, каков характер человека. Мне приятно, что мои вещи служат людям, вносят тепло в дом.

Простое зеркало в резной раме становится произведением искусства, как и подставка для цветов – лебедь. Нас окружают феи, ангелочки. Кажется, что они внимательно слушают нас, кивают своими кудрявыми головками и зовут за собой в волшебный мир искусства.

У Гордеевых семь внуков. Глава семьи фотографирует, ведет видеосъемку. Признается, что ему в этом помогает дар художника. Отовсюду с фотографий улыбаются внуки. Семейными счастливыми фото полон компьютер. Семья – это ведь тоже творчество.

Светлана Балашова

Обновлено ( 29.12.2016 11:33 )