В живописном месте раскинулась деревня Афонасково. Из окон домов моих героев видны Свиридов пруд, уфимские берега, старица и излучины Уфы.

Юрий Андреев, один из них, показывает рукой, где протекает сухая Курка и где она впадает в Уфу. Он же вспоминает рассказ своих предков о том, что благодаря предприимчивости красноуфимского дельца Свиридова возникла запруда-плотина, построена мельница. Рядом с мельницей - свиридовская дача. Сам Свиридов, затем его сыновья-наследники наезжали сюда из города отдыхать, поохотиться и порыбачить, получить с жителей окрестных сёл и деревень мзду за помол муки. Сейчас от запруды остался лишь торчащий из воды остов. А мои герои, выросшие в этих местах в трудолюбивых семьях - дети одного поколения, они впитали в себя любовь к своей малой родине - Афонасково и её окрестностям. Будучи в Афганистане, в далёкой гористой стране, они после дневных переходов, боёв видели в тревожных снах своих матерей и отцов, родные края.

Всех их: Юрия Андреева, Александра Яндолина и Юрия Иванова роднит отчий край, общая судьба - участие в афганской войне. Каждого из «афганцев» я спрашивал: «Добровольно ли ты пошёл служить в Афганистан?». И все мои собеседники отвечали: «Да!»

Первым в горнило этой войны попал старший по возрасту Александр Яндолин:

- Учебку я проходил в Краснодаре. Кроме курса молодого бойца, осваивал азы шифровального дела, кодирование. Распределился в Туркестанский военный округ, а затем самолётом - в Кабул.

Когда самолёт приземлился на афганской земле, мы спрашивали себя: «Куда мы попали?» Идём мы с сослуживцем в свой батальон, а встречный афганец нам говорит: «Здравствуй, товарищ!» Мы поразились. Он же наш враг! Или друг? Поди разберись. Попал я служить в РПП, в аппаратную; радиопеленгаторы - вот моя служба. Мой начальник - старший лейтенант. Моя часть особого назначения (осназ). В Кабуле - батальон и ещё две радиоточки - в Кандагаре и Шинданде. Радисты, получая закодированный текст, передавали его мне, я его раскодировывал, передавал командиру, потом снова кодировал и шифровку отправлял обратно радистам. Те, в свою очередь - в главный штаб, в Ташкент. После Кабульского РПП меня отправили на полгода в Кандагар. Там было тревожнее. Чаще стреляли. Там и подхватил желтуху. Полгода ждал замену, аж весь почернел. Наконец-то сдал всё под печать, и направили меня в полубессознательном состоянии в госпиталь в г. Небит-Даг. Очнулся я в палате. Тишина. И всё бело. Аж глазам больно. Дослуживал я в Ташкентском штабе. Просился обратно в Афганистан, но не взяли. Демобилизовался в звании старшины. Мама очень переживала за меня. Нас в семье было четверо. После службы работал на Артинском заводе, в правке кос. Стали побаливать ноги, перешёл на участок обрезки кос. Вся моя зарплата уходила на строительство дома. С женой Маргаритой вырастили троих детей.

Армейская болезнь настигла Александра. Операции, недомогание. Но бывший солдат не падает духом. Шутит. И даже наказ даёт молодёжи: «Занимайтесь спортом! Как мы когда-то в Куркинской школе у Николая Ивановича Каптиева».

Такое же пожелание молодым я услышал и от Юрия Иванова. Он призывался на службу двумя годами позднее. Полгода был в Литве, в «десантуре». Затем - Кабул, Афганистан. Их батальон охранял особо важные объекты, в том числе резиденцию Бабрака Кармаля, афганского лидера. Из памяти Юрия не выходит эпизод: бойцы охраняют место подрыва душманами нефтепровода. И видят мальчишку, который долго смотрит, как сварщики орудуют сварочными аппаратами. У него из глаз льются слёзы, ведь «схватит зайчика». Пока не шуганули, не отбежал. «Жалко стало мальца», - говорит Юрий.

Часто подразделение Юрия Иванова отправляли на прочёсывание мест, где периодически бывали духи.

После демобилизации солдат Иванов шоферил в совхозах «Артинский» и «Куркинский». Вместе с женой Полиной вырастили двух сыновей. Сейчас держат большое поголовье скота. Когда на него нахлынут воспоминания, то «становится больно, не верится, что я там был, что это было со мной».

Юрий Андреев, с упоминания о котором начиналось наше повествование, с готовностью рассказывает о мирной жизни. Но как только разговор заходит об Афгане, замыкается, приходится «клещами» вытаскивать из него воспоминания. В разгар афганской войны его призвали сначала в Челябинск, а затем - Афганистан, г. Гардез. Служил Юрий в воздушно-десантной штурмовой бригаде водителем- минометчиком.

- Наш батальон сопровождал колонны с грузами, - говорит Юрий. - При мне всегда был 82-миллиметровый миномет (8 кг), автомат, мины, кассеты с патронами. Наша рота - девятая, 345-го полка. Нет! Эта не та 9-я рота, что в художественном фильме. Хотя и в нашей роте гибли ребята.

После службы Юрий Андреев трудился в совхозе «Куркинский», на «Мясном». С супругой Галиной они построили дом, вырастили двух детей. Сейчас занимаются подсобным хозяйством.

Им, обоим Юриям, Андрееву и Иванову, едва исполнилось пятьдесят лет. Самый работоспособный возраст. Они, конечно, не растерялись: работают на себя. А рядом с деревней: пустующие фермы, обширные пастбища, где могли бы пригодиться их навыки работящих мужчин, в прошлом бойцов афганской войны.

Михаил Заводов

Обновлено ( 08.12.2017 09:21 )