Павел Афанасьевич Лавров

Радуга северного сияния

В свой семидесятилетний юбилей П.А. Лавров с ностальгией вспоминает суровую землю, братство военных и красоту северной природы

Разноцветная акварель радуги, расплывшаяся по летнему небу, притягивает взгляд и одаривает радостью. Так же восхищало П.А. Лаврова, уроженца д. Омельково, северное сияние: подвешенные в несколько рядов разноцветные полоски, которые от ветра колышутся, создавая причудливые красочные узоры. Феерическое явление Павел Афанасьевич наблюдал, будучи на архипелаге Новая Земля, где служил командиром взвода строительной части. Строили жилые дома, взлётное поле.

Сейчас по-особому звучат для него строки известной песни:

Я вернусь и открою окно в середине зимы.

Говорят, что на Севере лета почти не бывает,

Говорят, что туда самолёты

почти не летают. Я вернусь, я открою окно в середине зимы.

Ведь Северу было отдано шесть лет жизни, а потому в сердце сохранились самые тёплые воспоминания о суровом крае. Среди военных северян бытует изречение: «Новая Земля трудно принимает, но потом долго не отпускает». Тогда, в 1988 году, когда решился поменять отлаженный быт воинской части в г. Берёзовском Свердловской области, он об Арктике знал лишь из книг и передач. Первое знакомство, в прямом смысле слова, оказалось жгучим. Только вышел из самолёта, как лютый ветер «прожёг» всё внутри, будто выскочил без одежды. Сами по себе морозы здесь редки, но влажный пронизывающий ветер, что дул с Баренцева моря, постоянно. Под шквалистыми порывами ветра снег моментально спрессовывался в твёрдый наст. Устоять на ногах было невозможно. В пургу хождение по гарнизону запрещалось. Шаг влево, шаг вправо был чреват последствиями не вернуться, так как в сплошной снежной круговерти невозможно было ориентироваться о месте собственного нахождения. Почти круглый год ходили в тулупах. И как оказалось, затяжная ночь, длящаяся полгода, отнюдь не выдумка. Туманное солнце появляется только к обеду и тут же исчезает.

По посёлку Рогачёво, где обосновались Лавровы, преспокойно разгуливали белые медведи, частенько наведывались и песцы. Александра Григорьевна, верная супруга, следующая везде за военным мужем, увидела архипелаг не таким уж пустынным и безжизненным. Лишь только сходят снега - прилетают пуночки, кулики, утки, гуси, лебеди, приплывают белухи... Расцветает полярный мак, ромашка, мытник, лютики, пользуясь скупым теплом незаходящего солнца. Сложно передать те эмоции, которые испытываешь от этого.

Александра Григорьевна работала продавцом. В то время продукты солдатам выдавали по талонам, но её материнское сердце сжималось при виде продрогших, покрытых коростами новобранцев в бушлатах - тяжело им давалась арктическая акклиматизация, и она старалась выделить им сгущёнки и тушёнки побольше. Любили её солдаты.

Очень ждали писем с большой земли. Появление лётчиков сопровождалось радостью от получения весточки от родных. Старенькие родители супругов проживали в одной деревне.

Павел Афанасьевич с особым трепетом вспоминает детство. Отец, Афанасий Андреевич, воевал на Украинском фронте механиком-водителем танка, получил два ранения, войну закончил в Югославии. Вернувшись с фронта, устроился в Барабинский совхоз механизатором. Мама, Мария Ивановна, родила восьмёрку ребятишек, потому нигде не работала, но всегда помогала отцу, а во время жатвы сама управляла комбайном. За большой намолот они получали от совхоза прилично зерна. Шестеро старших парней, в числе которых был и Паша, много трудились. Пропалывали совхозные поля, всё лето пасли совхозных коров и поросят. В сенокосную пору возили волокуши. Осенью лопатили зерно на элеваторе. С бабушкой Евдокией ходили за грибами да ягодами. В свободное время старались сбегать на рыбалку. Срежут черёмуховую вицу, приладят самодельный крючок из проволоки, и айда за окуньком. Большой удачей считалось загнать старой шалью рыбину в траву. Праздником становился поход в кино, что случалось редко - детей-то много, если каждому по пятачку, накладно выходило.

Вспоминается, как братья, укладываясь спать на полатях, расшумятся, а отец буткнет по доскам кулаком - все замолкнут. Павел выводился и с двумя младшими сёстрами.

- Я уж сам по девкам бегал, - говорит, улыбаясь, мужчина, - а пришлось с пелёнками во-зиться. Сестричек в садик отведу, а потом отправляюсь пешком в школу, что находилась за шесть километров от дома в Карзях.

После окончания школы, как активного комсомольца, Павла назначили заведующим клубом. То время вспоминается с теплотой. Молодёжь с удовольствием занималась художественной самодеятельностью: пели, плясали, выпускали еженедельную стенгазету со сводками производственных показателей совхозников.

Затем была учёба в Красноуфимском СПТУ-11 на шофёра-автослесаря. Вернувшись в совхоз, получил в пользование старый ЗИС без колёс, который пришлось ремонтировать всю зиму. В дальнейшем возил стройматериалы, уголь, зерно, дрова…

Время было весёлое, молодое. Бывало, приедет Павел домой, пока отмывается от мазута, мать ключи от грузовика спрячет. А у ворот уж девок человек двадцать поджидает. Ну, была, не была! Девки машину с горы толкают - заведётся, а там уж в кузов заберутся и с ветерком в Волокушинский клуб на танцы.

В 1967 году призвался в армию. Служил в Германии в танковом полку. Был командиром отделения, младшим сержантом. Занимался обеспечением боеприпасами - подвозил на «Урале» снаряды. Служить выпало вместе с друзьями-земляками А.П. Друговым и А.П. Бабушкиным.

Отслужив, возвращается в родной совхоз, проходит специальные курсы и на машине-летучке со сваркой ездит по фермам и полям, выполняя сварочные работы. Затем несколько лет во-зил директора совхоза, был и бригадиром свинофермы, пока не решился круто поменять свою жизнь, о чём ни капли не пожалел.

В 1980 году по направлению от военкомата выучился на прапорщика в Плавском военном училище и был принят на сверхсрочную службу старшиной роты в строительную воинскую часть, что располагалась в г. Берёзовском. Туда он перевёз и свою семью: жену и двух детей.

Сын Дмитрий и по сей день живёт там, а дочь Ирина, вышедшая замуж тоже за военного, проживает в Курске. Супруги Лавровы имеют четырёх внуков и одного правнука. Сейчас они живут в Омельково.

В 1994 году Павел Афанасьевич, отправляясь домой, в последний раз взглянул из иллюминатора самолёта на заснеженный архипелаг, понял, что этот молчаливый полигон нужен России. Пока в мире существует ядерное оружие, есть необходимость и в поддержании высокой степени его боеготовности, в систематическом его контроле, подтверждении работоспособности и требуемого уровня безопасности.

Свои годы службы на Севере считает, несмотря на трудности, одними из лучших. И сейчас, в свой семидесятилетний юбилей, с ностальгией вспоминает суровую землю, братство военных и радугу северного сияния.

Татьяна Костырева

Обновлено ( 19.04.2018 13:54 )