Бакетова Елизавета Михайловна

Мне не найти тех нежных слов,

Не успокоить ритмику дыханья,

И не избавиться от этих детских снов,

Где мир наполнен радужным сияньем.

Вновь вижу я, как в платьице простом,

В обувке скромной, до блеска натертой,

Вы входите в наш класс и, стоя за столом,

Весь мир нам дарите душою распростертой.

О, мама школьная моя, что делать мне?

Как выковать огромное спасибо?

Сегодня и всегда, и не во сне,

А наяву. Пусть скромно, чисто и красиво.

Скажу, что небо Вы.

Зовете нас в полет

В ту неизведанность, где нас еще не ждали.

Даруя веру тем, кто крылья распахнет.

И теплоту души, чтоб все мы возвращались.

Все правы мы, конечно,

Вы - ручей.

Многоголосый, чистый,

теплый, милый.

И, не считая месяцев и дней,

Питаете ростки

живительною силой.

Вы - ветер - признаемся мы,

Срывая листья горечи, невзгод,

Нас успокоите, отняв у тьмы,

Открыв надежде чистый небосвод.

Мы признаемся,

Вы - солнца луч,

Дарующий тепло и свет потомкам.

И оттого их каждый день певуч,

Как и у нас, коль повернуть к истокам.

Не в силах мы, чтоб выше подобрать,

Чем выраженье к скромному «учитель».

Вы так учили нас: себе не врать.

Мы сознаемся: «Вы - школьный наш родитель».

Для меня воспитатель и учитель Елизавета Михайловна Бакетова является эталоном женственности, этикета, примером семейственности и материнства. А профессиональные качества - это отдельная тема. Это достойно популяризации не только для сельской педагогической аудитории, но и российской в наше время разногласий и споров в вопросах образования. Интересуясь проблемами сельских образовательных учреждений, предлагаемыми направлениями для их разрешения, невольно вспоминаю мою учительницу, ведущую наш класс практически от начала школьной жизни и до получения аттестата. Да и в течение всей нашей жизни Елизавета Михайловна находилась рядом, заботясь и волнуясь за нас, несмотря на сотни и тысячи километров. Приезжая в гости к землякам, нахожу время, чтобы побывать у своего гостеприимного классного руководителя, школьной мамы, как мы все ее называем. Беседуя допоздна с семьей педагогов Бакетовых, каждый раз открываю все новые и новые доказательства актуальности, необходимости их учительского опыта для молодых педагогов. Нет сомнений в том, и со мной согласится подавляющее большинство моих сверстников, что советская система подготовки преподавательского состава доказала свою состоятельность и правоту. Опыт сельского педагогического коллектива, как принято говорить, советской закалки, сегодня должен быть взят на вооружение молодыми педагогами.

Из числа опрошенных сельских учащихся на вопрос «Что дает вам школьное образование?» 18% дали ответ: «Любовь к Родине». Около 60% определили социальную значимость сельского образования. Безусловно, это приятно по сравнению с ценностями городского образования, где в основе своей респонденты считают главными самоутверждение в обществе, профессиональное (карьерное) продвижение. Увы, сельский выпускник, как правило, не подготовлен к быстрой адаптации в городском обществе. Моим одноклассникам в этом плане повезло. Елизавета Михайловна была инициатором туристических выездов, походов. Вела активную культурную деятельность, делая из нас творческий коллектив. Имея дирижерское образование, научила нас петь в хоре. Часто приглашала в класс ветеранов войны, тружеников совхоза. Мы с интересом слушали тех, кто побывал по турпутевке в Польше, тех, кто участвовал в комсомольской стройке Байкало-Амурской железнодорожной магистрали, тех, кто проходил службу в суровых отдаленных уголках СССР. И каждый чувствовал ответственность, за которую отчитывался перед классом. Это действенный, сильный метод воспитания личности. Сама Елизавета Михайловна старалась не участвовать в отчетных собраниях, но всегда выслушивала результаты. Затем, когда мы выросли и покинули школу, она сознавалась нам, что иногда, тревожась, приходила к дверям класса, чтобы послушать наши дискуссии. А в старших классах мы уже сами могли решать многие вопросы. Такая закалка, безусловно, помогла всем нам, оказавшимся в заводских, студенческих, курсантских коллективах.

Какими формами и методами это смогла сделать наша школьная мама? Это целый том научного издания, который стоит донести до молодых кадров села. Но в основе всегда остаются главные критерии: преданность делу и самопожертвование, образованность и самосовершенствование, индивидуальность и доверительность, контроль и оказание поддержки.

Совсем недавно, кажется, обсуждался вопрос о профессиональном кодексе учителя. Почему бы и нет? Для меня же этот вопрос давно ясен. Мой классный руководитель Е.М. Бакетова всегда будет ярким примером, тем самым кодексом профессионального учителя. Да, приму возражения обывателей, готовых сослаться на то, что она классный руководитель, что односельчанка, что мы уже состоявшиеся, «можем позволить». Парирую им прямо и открыто: «Если при определенных обстоятельствах спрашиваете себя: «А как бы поступила Елизавета Михайловна?», значит, это опыт и опора».

Вот один из примеров. Курсант юнкерского училища, город Новосибирск, Академгородок. Какой это офицер, коли ,помимо военного образования, он не знает основ философии, музыковедения, литературы - тех самых нравственно-этических составляющих образования? Экзамен по литературоведению. Заведующая кафедрой общеобразовательных дисциплин К.Б. Соболева, как нам кажется, всех загоняет в угол. Ответ требует только краткий, отчетливый. Перечисляю бегло в памяти и называю фамилии писателей и поэтов советской эпохи. Не дай Бог выпасть из ее уст лишнему вопросу. Но вопрос следует: «Назовите главных героев произведений перечисленных вами авторов». Отвечаю: «Человек труда». Строгий экзаменатор тает в улыбке: «Откуда у вас это выражение?» Говорю, что в деревне, в школе учили.

- Пятерка. Вам, молодой человек, повезло с моей коллегой в вашей деревенской школе. Передайте ей мои слова благодарности. Можете удалиться.

Ответ мой, я знал, от Елизаветы Михайловны. Она знала его из института. Может, заканчивала тот же факультет, что и К.Б. Соболева. Думаю, что нет. Разные и возраст, и характер. Но роднит этих двух женщин советская школа.

Вот такая она, моя школьная мама. Через многие тысячи километров может мне помочь. А сколько споров и конфликтов, семейных неурядиц мы решаем, глядя на семью Бакетовых. Не стыжусь, звоню им со своими вопросами. Знаю, мне помогут, не предадут. На их примере выросли мы. Теперь ставим их в пример своим детям. Это скромная человеческая классика, и она нужна всегда.

Вот другой пример. Мы учились, наверное, в 5 или 6 классе. Поздняя осень. На улице холодная слякоть, готовая вот-вот застыть. Во внеурочный час входит в класс Елизавета Михайловна с довольно тяжелым чемоданчиком. Открывает переносной бобинный магнитофон:

- Сейчас будем слушать удивительное произведение известного Антонио Вивальди, всю ночь писала вам на магнитофон.

Нудно, тягуче. Как это можно слушать! Приглушила немного громкость, просит закрыть глаза:

- Представьте весну, апрель. Сейчас услышите капель. А это журчит ручей. А вот проснулся и полетел шмель…

Да, я вижу с закрытыми глазами шмеля, чувствую весну. Это тепло. Это красиво.

С тех пор прошло лет 25. Дочь учится в городской школе в 5-м классе. Выходной от службы, я что-то «ковыряю» в домашнем хозяйстве на съёмной квартире. Надо сосредоточиться, сделать паузу. Ставлю аудиодиск Вивальди, немного кофе, перекур. Кажется, помогло, отпустило. Но музыку не выключаю. Через час-полтора дочь предъявляет претензию:

- Папа, поверь, не всем твоя музыка нравится, и как ты эту старину можешь слушать?

Сажусь рядом, объясняю ей так, как тогда моя учительница. Спрашивает: «Почему нам это не рассказывают в школе?» Теперь дочь уже взрослая, но по-прежнему с уважением относится к классике. Сознается, что отцу очень повезло с педагогами.

И точно знает, что он любит и благодарит свою школьную бабушку, Елизавету Михайловну Бакетову, учительницу и воспитательницу простой сельской школы.

 Станислав Прохоровг. Новороссийск

Обновлено ( 19.04.2018 14:45 )