На фото Нина Николаевна Булатова


И переплелась судьба с моей деревней

Не глиной мазана жизнь, а освящена полями хлеба духмяного

Судьба каждого отдельного человека становится судьбой его деревни, где он родился, жил, внося своим трудом лепту в её развитие. А деревня, тесно переплетаясь с родовыми корнями человека, становится той единственной родиной, где только и бывает счастлива душа, черпающая здесь целительные силы и любовь.

В этом году д. Кадочниково празднует 230 лет со дня образования, поэтому я встречаюсь со старожилами, супругами Булатовыми, прожившими в деревне всю свою жизнь, помнящими её историю, знающими людей, а главное, всем сердцем любящими эту землю.

КЛИКАЛИ ЗИНОЙ, ЗАПИСАЛИ - НИНОЙ

Нина Николаевна Булатова родилась в 1950 году. Её мама, Анна Мироновна Серебренникова, была разнорабочей в колхозе «Красный Урал». В то время кадочниковское хозяйство было большим: два конных двора, две тракторные бригады, птичий двор, свиноферма, МТФ. Рядом с молочной фермой стоял домик, куда стаскивали молоко. Там находился большой, на два ведра, ручной сепаратор. После дойки доярки сепарировали молоко, а сметану взбивали в масло.

Отец Нины, Николай Евдокимович Федечкин, уроженец Ростова-на-Дону, в уральской глубинке оказался случайно. В 1944 году после тяжёлого ранения он лечился в госпитале г. Свердловска, а оттуда поехал с другом на его родину. Тут и встретился с Анной, связав с ней судьбу. В Кадочниково трудился лесником, а потом и пожарным. Здесь они прожили 13 лет, родив четверых детей: Михаила, Василия, Нину и Любовь. А в 1957 году всем семейством поехали на родину к отцу, куда рвалось его сердце.

Война не только унесла человеческие жизни, внесла разруху, но и искорёжила судьбы людей. Оказалось, что в Сысоево-Александровском у Николая Евдокимовича осталась тройка детей: Нина, Люба, Рая, о которых тосковала его душа. В честь старших дочерей он даже назвал и своих кадочниковских девочек.

- Мама, - рассказывает Нина Николаевна, - звала меня Зинкой, да и старшие братья тоже, а папа, никому не говоря ни слова, сходил и зарегистрировал меня по-своему, потом уж открылось. И тогда мама, чтобы передать имя, сделала из полешка куклу и, нарисовав ей личико, окрестила Зинкой. Пришлось маме смириться и с другой семьей отца. Потом мы все сдружились.

ОТВОЕВАЛА МЕСТО

ПОД СОЛНЦЕМ РОСТОВА

Помнит Нина Николаевна, как тяжело было на детском сердечке, когда увидела разрушенные стены железнодорожных вокзалов в Воронеже и Ростове, как отец одёргивал братьев, пытающихся лазать по обломкам, боясь мин, разрывающихся и после войны. Потом была станица с непривычным укладом жизни. Хата с глиняным полом, мыть который учили соседки-казачки. Нужно было в тазу с водой размешать глину и этой смесью протирать пол и замазывать выбоины. Печь протапливали соломой и стеблями подсолнухов. А на 1 Мая вымазывали стены хаты-мазанки. Для этого Нина в четыре утра отправлялась на велосипеде с тележкой на конный двор, где уже собиралась очередь, грузила там навоз, а потом смешивала его с глиной и в ямке месила ногами. Этой массой при помощи дощечки вымазывала хату.

- Первый год жизни в станице был особенно трудным, - признаётся женщина, - я с уральским акцентом, а местным ребятишкам-казачатам смешно. Но была я боевой и яростно хлестала обидчиков портфелем, да так, что ручки отрывались, чернила проливались, заступалась и за тихоню брата Василия. Отвоевали мы свое место под жарким солнцем Ростова. Я рано начала работать - мама болела. Всё лето трудилась в колхозном саду: прибирала избушку рабочих, мыла посуду, собирала вишню, черешню, сливы, яблоки, груши.

Радостным событием для семьи стал приезд старшего брата Александра, который обложил стены хаты кирпичом, постелил пол, поставил кирпичную печь, вставил двойные рамы и смастерил ставни. Мама ожила, вернув себе привычный быт, радовалась, как ребёнок. А Саша в свою очередь восхищался арбузами в огороде, растущими прямо на земле; алычой, свесившей вниз от тяжести плодов ветви; огромными помидорами, высаженными семенами, а не рассадой.

Нина, окончив восьмилетку, уехала в г. Камышин, где училась в текстильном техникуме и работала на фабрике. Когда умер папа, ей пришлось перебраться в г. Сальск (поближе к маме), где она устроилась весовщиком на комбикормовый завод. А осенью 1970 года по настоянию мамы семья вернулась в Кадочниково, где уже жил брат Василий.

СО СВАДЬБЫ

В ТРУДОВУЮ ЖИЗНЬ

- Мама, вернувшись в свою родную деревню, словно дышать начала, - рассказывает Нина Николаевна, - да и я, помнившая себя испуганной семилетней девочкой в зелёном пальтишке, вырванной из привычной среды, теперь испытывала чувство покоя.

А ещё события молниеносно начали складываться так, словно подводя молодую девушку к судьбоносной встрече. Пришла она на остановку, а там - паренёк. Автобус не приехал, и пришлось им пешком отправиться до Манчажа, расположенного за шесть километров от их деревни. Пока шли, познакомились. Паренёк оказался Иваном Булатовым. А в Рождество и свадебку сыграли!

В Кадочниково Нина Николаевна начала работать воспитательницей в детском саду, а, когда его закрыли, устроилась свинаркой. Мы долго говорили о том времени, вспоминая тех, кто трудился тогда на ферме: Михаила Афанасьева (бригадира), А.В. Колыпину, К.Д. Продовикову, Е.Я. Шульгину, В.П. Шилову, Е.К. Булатову, В.А. Шилову, А.Н. Шульгину, В.Л. Мамину, А.И. Шистерову, Л.П. Дрокину, А. Меркурьеву, М.О. Порцеву, З.П. Булатову.

Затем Нина Николаевна перевелась кладовщиком на сушилку, которая в скором времени превратилась в кормозаготовительную станцию. Вместе с Николаем Евгеньевичем Дрокиным разработала чертежи складов, весовой, различных механизмов.

- Семена у нас шли первого класса, - с гордостью говорит женщина, - со всей области приезжали посмотреть на нашу линию. В то время на КЗС трудились А.К. Шистеров, Л.А. Дрокина, Г.В. Булатова, Т.С. Дробатенко, В.В. Шульгина.

Перед выходом на заслуженный отдых Нина Николаевна заведовала деревенским клубом и была комендантом общежития.

ХОРОШЕЕ ВРЕМЯ -

ЖИЗНЬ КИПЕЛА!

Иван Кириллович - человек уважаемый в Кадочниково, немало сделавший для своей деревни. Родился он в крестьянской семье. Его отец, Кирилл Фёдорович, поддерживал коммунистов, первым вступил в колхоз и был назначен председателем. Прошёл всю войну, принимал участие и в Манчжурской операции. За боевые заслуги получил орден Красной Звезды. Эшелон, в котором он находился, следовавший из Берлина в Японию, останавливался на станции в Красноуфимске. Он ждал свидания с женой, но той в колхозе не дали лошади - шла жатва. Только и смог отец передать через знакомого ей в подарок кусок хозяйственного мыла.

Мама, Матрёна Афанасьевна, когда проводила мужа на войну, осталась с пятёркой детей, трое из которых умерли. Старшая дочь Татьяна трудилась трактористкой, сама она тоже день-деньской была в поле. Когда вернулся отец, мама родила ещё пятерых.

Иван Кириллович вспоминает школу, первых учительниц К.М. Продовикову, Т.П. Булатову:

- Татьяна Павловна организовала школьный огород в десять соток. Мы вместе с ней сажали картошку, ухаживали за ней. Урожай сдали в заготконтору и на вырученные деньги купили для школы горн, барабаны, ручки и сахар. Зимой учительницы нам кипятили воду, и мы пили чай с сахаром, а хлеб приносили из дома. Ходили всей школой, она была четырёхлетка, на поля собирать колоски, а летом пропалывали хлеба.

Иван начал работать в колхозе с десяти лет, помогая на покосах - возил волокуши, управляя лошадью. Став старше, трудился в промартели, где занимались изготовлением кошёвок, телег, а мальчишкам доверяли шкурить берёзовые палки под оглобли, да ещё и платили по пять копеек. Окончив восьмилетку, устроился на мельницу. Кантарил мешки, грузил на телегу, отправляя по три тонны в день на свиноферму. Затем поступил на курсы механизаторов, что проходили в Манчаже, туда съезжались учиться со всего района. После их окончания призвался в армию. Служил механиком-водителем в танковых войсках на Дальнем Востоке.

Вернувшись, устроился в Кадочниковское отделение Манчажского совхоза трактористом. На «Казахстанце» пахал, сеял, возил лес, солому, сено. В уборочную кампанию пересаживался на комбайн, отмолотил семь сезонов. Потом трудился на МТЗ-82: возил уголь, удобрения, опил, дрова.

В 1978 году директор Манчажского совхоза В.А. Рогожкин приметил в Иване сметливого, радеющего за землю труженика и направил его учиться на курсы управляющих в УралНИИСХоз, а через год поставил руководить Кадочниковским отделением. В этой должности он проработает 13 лет.

СОВЕТ ОТ БУДУЩЕГО ПРЕЗИДЕНТА

- Хорошее было время, - говорит Иван Кириллович, - все трудились, жизнь кипела. У нас в Кадочниково были сильные тракторные бригады. Мы соревновались с токарёвскими механизаторами, которые считались передовиками - земли у них плодородные, урожаи богатые. Да и мы лыком не шиты, помню, как в 1983 году наш комбайнёр Виктор Михайлович Булатов занял первое место в соцсоревновании по району и был награждён орденом Трудовой Славы третьей степени. Не было лучше моих трактористов: В.П. Шилова, Л.Н. Дрокина, Н.М. Продовикова, В.Ф. Колыпина, М.Я. Булатова, А.В. Ватлина, А.Я. Булатова, П.И. Шульгина, П.В. Шульгина, В.Е. Булатова, В.П. Шилова, А.А. Булатова, А.С. Катырева, В.Н. Гусева, Е.В. Гусевой, С.Е. Булатова; водителя В.В. Шилова.

Помню, как на наши поля вместе с В.А. Рогожкиным приезжал Б.Н. Ельцин, первый секретарь Свердловского обкома КПСС. Борис Николаевич перешагивает широченные, густые валки, неподдельно восхищается и спрашивает меня:

- Сколько у тебя гектаров?

- Тысяча!

- Сможешь убрать за десять дней? Если уберёшь, вручу именные часы.

А я не растерялся и тоже вопрос выпалил:

- А вы гарантируете хорошую погоду?

На что Ельцин рассмеялся. Потом заметил покосившуюся скирду соломы, деловито обошёл и опять обратился ко мне:

- Ты её грабельками, грабельками счеши!

Тут уж все мы рассмеялись. В том году урожайность составляла 35 центнеров с гектара, привесы по фермам были внушительными, так что мне и без часов вручили награду - орден Трудовой Славы третьей степени.

ДОБРЫЕ ЛЮДИ РЯДОМ

Частенько мы вспоминаем и наших фронтовиков. Мой дядя Ефим Фёдорович Булатов уехал на фронт на своём тракторе ЧТЗ и возил пушки. Панфил Дмитриевич Холмов был превосходным мастером по тракторам. Я.П. Булатов, И.И. Дрокин, Ф.О. Колыпин, Е.О. Колыпин, И.М. Шистеров, да много их, тех, кто вернулись и добросовестно трудились. Нельзя не отметить труд А.П. Шилова, бригадира полеводческой бригады, С.Е. Катырева, бригадира фермы, его жены Любови Николаевны, учётчика и бухгалтера; свинарок Г.Е. Шиловой, Н.В. Катыревой, Л.С. Журиной, Н.М. Калугиной, Н.А. Путиловой, И.С. Саврулиной, Н.Б. Строковой. Значим вклад в развитие хозяйства бригадиров свинофермы: А.Г. Давлятшина, А.И. Катаева, Г.И. Слепухиной; ветврачей Н.А. Смирновой, В. Габдулхакова, Т.И. Бреховой. Сейчас у нас тоже функционирует МТФ, но я говорю о тех специалистах, с кем работал сам.

Отмечу и труд Маргариты Павловны Катыревой, которая была свинаркой, кассиром, почтальоном; Валентины Петровны Дрокиной, почтальонки; Нины Степановны Булатовой, продавца; Евгения Кирилловича Булатова, слесаря на ферме.

СВЕТ, ДАРИМЫЙ ОКНАМИ

У супругов Булатовых двое детей: Сергей и Наталья, четверо внуков. Когда все собираются в родовом доме, то он оглашается смехом, детскими голосами. В такие минуты Нина Николаевна сочиняет стихи:

- Дом ты мой любимый,

Дом родной - очаг,

Окон свет даримый

Радует внучат.

И радуется сердце тому, что род продолжается, а деревня живёт, всё также переплетая с собой человеческие судьбы.

Татьяна КОСТЫРЕВА

Обновлено ( 01.10.2020 15:41 )