Мое близкое знакомство с Марсом Плотниковым состоялось, когда я пришел к нему с расспросами о Владимире Малышеве, артинском футболисте. Тогда, год назад, я собирал информацию для книги об артинском спорте. Мой собеседник оказался настолько увлекательным рассказчиком, что я вернулся в его замечательный дом. Дом, который он выстроил за два года своими руками, по собственному проекту. Не дом, а загляденье! Поставил его хозяин на месте старенькой бревенчатой избы, сохранив в огороде двуствольную пихту.

- Жена моя, Татьяна – из таежного края, - рассказывает Марс, - любит хвойные деревья. А тут вечная зелень.

Когда-то мать Марса перебралась из башкирской деревни в Арти в поисках лучшей доли, оставив двух маленьких сыновей в детском приюте г. Уфы. Когда она нашла работу на крахмальном заводе (сейчас – микрорайон автобазы – авт.) и сняла там же уголок для проживания, забрала детей к себе. Каждый, кто испытал на себе значение слова «безотцовщина», знает, почем фунт лиха. Вот и семья Марса мыкалась то при крахмальном, то при чайной (был такой в центре Артей двухэтажный домик), где на первом этаже была чайная (там мама Марса трудилась уборщицей), а наверху проживали они.

После окончания 8 классов Марс уехал учиться в монтажное училище в г. Свердловск, а затем работал монтажником на Химмаше. Здесь он начал постигать азы профессии слесаря-монтажника. Первым его наставником был Владимир Абрамов, земляк из села Поташки. Он постепенно втягивал парня в серьезную работу. Их бригада изготавливала оборудование для нефтехимических комбинатов. Марс старательно зачищал швы на трубах из нержавеющего металла.

Призвали в армию. Служить пришлось в Восточной Германии, в стрелковой гвардейской роте в Бернау, под Берлином.

- Я и в армии занимался спортом, - вспоминает Марс. – Проблем со здоровьем не было. Легко выполнял все военно-спортивные нормативы. Армейская футбольная команда часто играла с немецкими спортсменами.

После службы как-то в заводском спортзале меня подозвали к себе Борис Михайлович Проккоев и Павел Николаевич Бодунов:

- Ты еще не устроился на работу? Иди к нам, в пятый цех!

- Да какой я ремонтник?

- Ты же монтажник! Тебя и учить не надо!

Так Марс попал в пятый цех, в бригаду ремонтников, где бригадиром был А.И. Хрущев. Так они втроем (еще был Анатолий Валявин) налаживали оборудование в цехах завода. То были токарные, фрезерные, шлифовальные станки. Здесь требовалась филигранная работа, с расчетами до микронов…

В цех №5 поступила работать инженером-технологом омичка Татьяна. Сибирячка приглянулась Марсу. Вскоре они поженились. Жили вместе с родителями. Родился первенец, Юра, у него обнаружили врожденный порок сердца. И Плотниковы поехали в Омск, чтобы начать срочное лечение сына в областном центре. Благо жить можно было у родителей Татьяны.

Марс устроился на электромеханический завод, в «почтовый ящик», как тогда называли режимные предприятия, слесарем-ремонтником по оборудованию. Заметив его высокую квалификацию, вскоре Марку предложили бригадирство. Но уральский парень поставил условие:

- Услышу мат в бригаде – сразу ухожу!

И асы, «волки» в работе подчинялись 27-летнему бригадиру.

Прошло пять лет. Сын поправился. Родилась дочь Наташа. А с получением квартиры все тянули…

Тогда Плотниковы решили вернуться в Арти. Жили в родительском доме. А.А. Мангилев, начальник цеха №6, не раздумывая, предложил Марсу Николаевичу возглавить бригаду слесарей-ремонтников.

- Натаскивай ребят! – напутствовал он Марса. – Пусть почувствуют твою хватку.

С ним соглашался и мастер цеха А.А. Кетов.

А объемы работы у бригады были колоссальные: от монтажа кран-балок и ангаров до оборудования и станков в цехах. Так жизнь М.Н. Плотникова завертелась на Артинском заводе по второму кругу….

В ту пору в совхозах района шло интенсивное строительство ферм, гаражей, оснащение всяческим оборудованием. Директора сельхозпредприятий обращались за помощью к Б.М. Овсянникову, директору завода:

- Помогите! Дайте нам специалиста!

- Есть у нас такой парень! - отвечал директор. - Как он решит, у него своя работа!

Марс Николаевич вместе с Виктором Логиновым брались за архисложную монтажную работу. Чаще в выходные и по вечерам. Виктор, хоть и старше был по возрасту, но подчинялся Марсу. Логинов – молчун, а Плотников – дипломат. Но вместе дело у них спорилось.

Как-то им пришлось выполнять работу по демонтажу 64-тонного трансформатора на Артинской подстанции. Многие сомневались, что эту громаду вдвоем можно извлечь из продавленного в землю на полметра постамента и транспортировать здесь же на другое место. Уложились наши умельцы в недельный срок.

- Ну и ну! – восторгался областной энергетик Родин, - молодцы ваши парни!

- А то! – с гордостью отвечал Б.М. Овсянников.

- Виктор – он бесстрашный, - рассуждает Марс Николаевич. – А я побаивался и придерживался правила: вниз не смотреть. Высота шесть метров, ферма гуляет, из-под ног уходит. Надо успеть зачалить, скрепить…

Вместе с Логиновым они уходили работать в ДРСУ. С.Ф. Чернов переманил посулами, перспективой. На этом предприятии пришлось монтировать асфальтобетонный завод с нуля, карьер, станочное оборудование на основной базе.

Когда все пошло «под снос», вернулся Марс Николаевич в родной шестой цех, но и завод стало лихорадить. Тогда пришло решение: работать на себя. Благо заказы были. Чего стоит монтаж пристроя к «Старту», помещения Детской спортивной школы, на который мастера пригласили В.Г. Мангилев и В.А. Кашин.

Марс Николаевич, будучи на пенсии, построил дом, о чем я поведал в самом начале. Во время разговора обращаю внимание на станок.

- Это мини-фрезерный станок мне купил сын Юрий и сразу дал задание – изготовить «центровики» для нефтегазовых труб. Аж 15 тысяч деталей! – восклицает Марс Николаевич. – Я два месяца впахивал, забыл про футбол, но выполнил задание сына (у него свой цех металлообработки в г. Березовском).

Его окликает жена, Татьяна Леонидовна:

- Я нужные взяла в магазине саморезы?

- Да, те самые! Забор делаю новый, по стандарту, - объясняет мне хозяин.

- Дети, конечно, помогают вам?

- В основном, деньгами. Младший сын в Первоуральске имеет свою стоматологическую клинику. Дочь живет в Омске. Я благодарю судьбу, что у меня такая жена. На столе – всегда праздник! Я не услышал от нее упрека, что фанатею от игры в футбол, что в молодости, что сейчас, когда убегаю на стадион лицея или в «Старт» на ветеранские турниры.

Высится, зеленеет над усадьбой Плотниковых двуствольная пихта. Два ствола – значит, две судьбы. С общим корнем.

Михаил ЗАВОДОВ