А.А. Щапов

Чтобы рассказ об Анатолии Александровиче Щапове получился предельно достоверным, начнем повествование с его родителей. В далекое предвоенное время, когда в стране велась борьба с безграмотностью населения, велика была роль учителя. Учителями были Зинаида Никитична и Александр Николаевич Щаповы. Зинаида, в девичестве Бурова, в 1916 году окончила Пермскую женскую учительскую гимназию. В выпускных документах значилось, что она обязуется отработать три с половиной года в образовании, иначе ей пришлось бы вернуть 540 рублей, затраченных на обучение за казенный счет.

Супруги трудились в Артинской школе и никак не думали, что станут неблагонадежными. Доносительство в 30-е годы прошлого столетия цвело махровым цветом. Однажды один из учеников шепнул Александру Николаевичу: «Ночью за вами придут…», и супруги с детьми, погрузив скарб на телегу, на быке выехали из Артей. Переночевав в Петухово, ни свет ни заря они тронулись в сторону Перми, до самой Лысьвы.

Шел 1937 год. Год репрессий. Брат Зинаиды Никитичны не избежал ареста, канул в лагерях. Его обвинили по доносу о намерении сжечь колхозное сено…. Сейчас имя Павла Никитича Бурова высечено на мемориале близ Екатеринбурга.

В семье Щаповых родилось трое детей – Станислав, Вера и Анатолий. Старший, Станислав, увлекался спортом, много плавал, прыгал с парашютной вышки. Анатолия, как и многих его сверстников тогда, манили дороги геологов, тайны металла, раскрывающиеся перед инженерами. Но, как это часто случается, пошел он по жизни другим путем. Старшая его сестра Вера училась в Пермском мединституте. Как-то так незаметно получилось, что Анатолий все больше ловил себя на мысли: буду врачом.

Началась война. Станислава призвали на фронт. Анатолий поступает в Одесское военно-морское медицинское училище, готовившее фельдшеров для ВМФ, и зачисляется на службу в Вооруженные Силы СССР. Молодых курсантов в летнее время привлекали к участию в боевых действиях в составе воинской части Северного флота. На минных тральщиках курсанты и моряки очищали море от вражеских мин. Зимой курсанты продолжали обучение. Однажды в Перми братья Щаповы, Станислав и Анатолий, встретились на вокзале. Больше они не виделись. В 1944 году гвардии старший сержант Щапов погибает в небе Карелии. Его подстрелили немцы во время десантирования.

1945-й год. Германия повержена. Анатолия Щапова направляют старшим фельдшером Амурской флотилии на Дальний Восток. Здесь он встречает свою любовь: Лидия Леонидовна становится его женой. В 1948 году Щаповы возвращаются в Арти. Проживает молодая семья вместе с родителями. Последние настояли на получении высшего образования. И они едут в Новосибирск, один – в медицинский, другая – в педагогический институты. Все годы учебы Анатолий - сталинский стипендиат, закончил институт с отличием. Перед лучшим студентом – широкий выбор: ординатура, лечебная практика в Африке. Но, как патриот своей малой родины, А.А. Щапов возвращается в Арти, поступает на работу хирургом в районную больницу. И с тех пор более тридцати лет не расстается со скальпелем.

Разные люди с разными заболеваниями пребывают в палатах больницы. А там, где лекарства бессильны, в борьбу за жизнь вступает хирургический инструмент. Много тысяч операций сделал Анатолий Александрович. Вот что он рассказывал в свое время моим коллегам из газеты:

- Недавно был на призывной комиссии. Смотрю, у одного юноши рубец напротив печени. Спрашиваю, что за операцию он перенес, и кто ее делал?

- Еще в детстве, - говорит паренек, - меня лягнула лошадь и ударом копыта ушибла печень.

Тут я вспомнил этот случай. Резать печень нельзя, и мы сделали следующее: наложили на рану сальник (такую специальную ткань), все ушили. И что же? Парень живет, работает.

Анатолий Александрович продолжил:

- Главное в хирургии – не сама операция. Половина успеха – правильный диагноз. Однажды к нам привезли женщину. Кричит на всю больницу, спасу нет. А толком сказать, что болит, не может. Взяли на анализ мочу. В ней лаборанты обнаружили свежую кровь. Затем ввели в организм бром. Снимок показал, что вся брюшная полость заполнена им. При операции выяснилось, это лопнул мочевой пузырь. Жизнь женщины была спасена. И на все это потребовалось не более четырех часов.

Анатолий Александрович сохранил немало жизней. Воспользуемся откликами спасенных им людей. Степахин, с. Старые Арти:

- Моя жена находилась на лечении в больнице шесть месяцев. Болезнь у нее была опасная и тяжелая. Очень сложную операцию провел А.А. Щапов, и жена выздоровела. Всей нашей семьей благодарим коллектив медработников Артинской больницы, хирурга А.А. Щапова.

И таких откликов тысячи. Когда Анатолий Александрович делал обход, он для каждого больного находил добрые, теплые слова, а женщинам обязательно делал комплименты. Как-то и моя супруга с осложнениями после родов попала в больницу. Врач, увидев младенца на одной койке с матерью, распорядился немедленно найти детскую кроватку.

А вот мнение Галины Николаевны Елисеевой, хирургической сестры, которая 12 лет была правой рукой хирурга:

- Анатолий Александрович - профессионал высочайшего уровня. Он великолепно владел операционной техникой – инструменты, движения, жесты, делал все очень аккуратно. Если перед плановой операцией у доктора было плохое настроение, то он «брал паузу», чтобы потом провести операцию с вдохновением!

Мы беседуем с младшим сыном Анатолия Александровича Андреем:

- Сколько помню, отец всегда был в движении. Днем, понятное дело, на работе. Ночью свет фар бьет по окнам – значит, приехали за ним. Он как-то моментально «расшивал» все проблемы.

Помню, отец рассказывал об одном курьезном случае. Однажды по весне в Серебровке милиционеры обнаружили «подснежник» (так на их жаргоне называется вытаявший скелет). Они - к отцу, как судмедэксперту. Папа обследовал останки и посмеялся: «Так это же бараньи кости!» Он не только выкладывался на службе, но и дома все успевал. Мы, когда жили на улице Королева, в доме (его до сих пор называют «дом Щапова») держали большое хозяйство. На Карагатке (урочище Сосновка) у нас была пасека. Пчеловодством он занимался по учебникам. Разводили песцов. В доме всегда был достаток благодаря его кипучей энергии.

Папа и дед наш Александр Николаевич говаривали: «Наш курорт – это покос!», и мы, трое его сыновей, сенокосили сызмальства.

Отец увлекался фотоделом. В доме была комнатушка – «темная» - где все мы колдовали над фотоснимками. От него сохранилась целая коллекция фотоаппаратов. А какой он здесь, на Геофизической, заложил яблоневый сад! Мы до сих пор снимаем урожай до 80 ведер вкусных и ароматных яблок.

На склоне лет неуемный Анатолий Александрович решил заняться еще и земледелием. Взял землю в аренду, приобрел селькохозяйственную технику. Сыновья отговаривали отца, как могли. Но отец был непреклонен. И, может быть, и в земледелии района сказал бы свое, щаповское, слово. Он спешил жить.

Немного от автора.

Я знал Анатолия Александровича, коль мы жили по соседству. Еще он занимался медпросвещением в обществе «Знание», был прекрасным оратором, собеседником, страстным книголюбом, создал солидную домашнюю библиотеку. Ее хранит сын Андрей.

Отличник здравоохранения, он щедро делился с коллегами своим опытом, воспитал целую плеяду медиков. Его спутницей по жизни до последних дней была верная Лидия Леонидовна. Они вырастили троих сыновей – Вячеслава, Александра и Андрея. А яблоневый сад, как шутят потомки Щапова, каждый год своим урожаем шлет им «привет от деда»!

Михаил ЗАВОДОВ